А судьи — кто?.. ( Из книги Михаила Шестова «ДА! ВЫ МОЖЕТЕ ВЫУЧИТЬ ЛЮБОЙ ЯЗЫК И НАУЧИТЬ СЕБЯ УЧИТЬСЯ ЭФФЕКТИВНО»).

- Итак, базовые сведения о системе Шестова мы получили, теперь вопрос, которым письма читателей обычно завершаются: «А есть ли у Шестова проблемы, в конце концов?»

- Отвечаю коротко: устал бороться с желающими научиться обучать по моей системе, но маскирующимися под студентов, иными словами, плагиаторами и трутнями.

Почему-то ни один подобный энтузиаст-интенсивщик, преподающий английский в Нью-Йорке, еще ко мне не подошел и прямо не попросил научить его учить других, сделать его официальным авторизованным преподавателем по системе Шестова-Robertson.

Вместо этого многие приносят магнитофоны и записывают мои практические разъяснения, надеясь перенять секреты системы втайне от меня. Очень утомительно! Что удивительно, другие коллеги публикуют «все о своих методах» и просят «население» помочь им усовершенствовать их авторские методики. Но их речи почему-то не записывают и полученные знания никуда не уносят. А у меня все наоборот. Прямо беда! Хотя все, чего я пытаюсь добиться, — это понимания простой вещи: используйте элементы моей системы, но называйте их элементами системы Шестова, а не элементами системы Пупкина.

- Проблема дилетантства среди учителей, судя по письмам читателей, также одна из важных проблем… Скольким жаждущим знаний отбили желание к учебе недоучки, присваивающие себе, ничтоже сумняшеся, высокое звание Учителя!

- Увы. Мне представляется абсолютно необходимым обсудить как качество методов преподавания родного и иностранных языков, так и профессиональную подготовку самих преподавателей.

First of all раскрою секрет Полишинеля: эффективность методов обучения с азов, а тем более улучшения уровня владения родным или иностранным языком близка к нулевой. Конечно, об этом не принято говорить. Только один раз, в единственной американской методичке (представляющей компиляцию всего нового и передового из самых известных традиционных и интенсивных методов совершенствования в иностранном языке) я нашел два интересных места:

a) честное признание, цитирую: «для освоения азов иностранного языка требуется не менее 1500 часов аудиторных занятий»;

b) странное заявление: «грамматику вообще осваивать не требуется — мешает она, мол, изучению иностранного языка».

Но, повторяю, эта методичка — исключение. С энтузиазмом и даже помпой, открывая очередную школу, авторы многочисленных методов через год-два ни в прессе, ни даже между собой, не решаются упоминать о результатах своей работы. Просто заговор молчания по принципу «или хорошо — или ничего». Как у М.Жванецкого: «Министр мясной и молочной промышленности есть. И даже очень неплохо выглядит…»

Возьмем район Большого Нью-Йорка. В газетах и справочниках публикуются тысячи заманчивых объявлений, зазывающих на «быстрые и эффективные курсы»… А оглянитесь вокруг — до 95% иностранцев, даже живущих в Америке в течение 15-20 лет, не в состоянии :

a) быстро (со скоростью образованного носителя языка) составить хотя бы одно грамматически правильное сложное предложение (ни устно, ни письменно!),

b) научиться произносить хотя бы одно американское слово правильно, я имею в виду, без акцента, на «государственном стандартном» английском. Even as simple as «hot» — «h» слишком тяжелое, «о» упорно продолжает звучать как «о», а не как американское нормированное «а», при произнесении «t» или напрочь отсутствует придыхание, или язык «болтается» у зубов, а не препятствует «выдуванию» воздуха, перемещаясь к альвеолам. Почему?

Все объясняется очень просто. Опять обращаюсь к Михал Михалычу: «Замкнутый круг. В разомкнутом виде. Прямой». Есть несколько причин.

Одна из них — неразвитые должным образом (ни у преподавателей, ни у студентов, желающих улучшить свои познания в языке) мышцы рта, то есть усвоенные представителями обеих «противостоящих сторон» непродуктивные, русифицированные или испанизированные (или любые другие) способы произнесения иностранных звуков.

Основная проблема английского: язык довольно молодой - и при этом очень древний. Несколько тысяч особенно активно употребляемых слов и выражений, к сожалению, очень трудно научиться произносить приближенно ко всем понятному стандарту, если не применять биомеханически выверенные эталонными носителями языка способы правильного воспроизведения звуков. Иначе на их освоение может понадобиться несколько лет ежедневных аудиторных занятий.

Ведущие лингвисты мира уже давно пришли к выводу, что иммигрант в первом поколении, который научился «бегло болтать» на ломаном английском, тем самым подписал себе приговор: от акцента он не избавится, хорошую грамматику не освоит. Небольшой пример: люди старшего поколения помнят, на каком ужасном ломаном русском говорил «отец народов» и «гениальный лингвист». Его сильнейший кавказский акцент не могло «забить» более чем пятидесятилетнее беглое говорение на русском. Но если всем известно, что хорошее произношение — первично, почему же это никто из преподавателей не понимает, или старается не понимать?

Людей обучают (особенно в развитых странах) по порочной схеме «желание клиента — закон для продавца», то есть так и тому, что они «заказывают». А «заказывают» они, как правило, то, что реально необходимо, то, что лежит на поверхности, — беглую речь. Но того, кто научился быстро играть «Чижик-пыжик», научить исполнению классических музыкальных произведений можно, но только полностью изменив базовую постановку рук, посадку, обновление и улучшение стиля движений. Это неминуемо сопряжено с ужасным замедлением скорости исполнения, которое иногда воспринимается учеником, как нечто противоестественное…

А мышцы рта, между прочим, те же пальцы. И улучшение качества произношения — то же развитие беглости рук. Этого почему-то никто пока не осознает.

Преподаватели-иностранцы — сами бывшие студенты-неудачники. Иностранным языкам, обычно, начинают обучать в школе, но всем известно, что подавляющему большинству детей второй язык освоить так и не удается.

Идеальное произношение никто, как правило, ставить или не умеет, или, как я только что упоминал, не придает этому — в начальной стадии обучения — практически никакого сколь бы то ни было серьезного значения. А между тем, механическая память мышц рта, как понятно любому логически мыслящему человеку, помнит и бездумно следует именно тому, первоначально искаженному образцу.

Сами американцы и за 200 лет не смогли ликвидировать акцент/дефекты речи у потомков некоторых народов!

Видимо, в каком-то из отделов мозга формируется своего рода неправильный «архив», который, как кривое зеркало, и искажает в дальнейшем (даже во время обучения в языковом вузе или после защиты диссертации по творчеству В.Шекспира) всю вновь поступающую информацию. Мозг, естественно, сопротивляется насилию — попыткам «записать в него» явно недоброкачественные материалы, поэтому люди (особенно взрослые) с приобретением плохого произношения практически теряют все шансы значительно расширить свой словарный запас уже примерно в возрасте 25 лет. Этот порочный тип абсорбирования нового материала может повернуть вспять только один антидот (противоядие) — тотальное переучивание индивидуума, начиная с азов, но правильных азов!

Поясню. Может показаться абсурдным, но недавно встретившийся мне молодой талантливый преподаватель британского английского, полтора года назад поселившийся в Америке, гордо заявил в беседе со мной, что ему, наконец-то, удалось научиться правильно выговаривать слово «not»…

Я ему и посоветовал, как методист, прекратить попытки улучшить отдельные слова (вы, наверное, пробовали бороться с привычкой отдельных родственников и знакомых употреблять несуществующее слово «покласть»? Как, успешно?…) — а заново пройти через «базовый набор»: буквы алфавита, звуки, практическую грамматику, интонацию и т.п. в комплексе (британский вариант грамматики, устойчивые словосочетания и даже интонация имеют к американскому очень слабое отношение). По отдельности - они просто не запоминаются. Преподавателям надо вновь – временно! — записаться в начинающие и развить мышцы рта на «стандартный лад». Кому интересно, что такое эталонное произношение и «с чем его едят» — заходите, расскажу.

В наши дни, имеет прямой смысл изучать «международно признанный стандартный английский язык», который базируется на американском языке театра и кино (и в результате, понятном и уважаемом во всех странах мира), а не на «американском подвиде королевского английского».

Несколько других причин — вкратце. (Более подробно о них — в других главах.) Итак:

а) неумение преподавателя наладить продуктивный диалог, в том числе, особенно удручающие меня, модные сейчас на Западе, фамильярные отношения между «носителем информации» и ее «получателем».

b) поголовное незнание педагогами «главной военной тайны»/стратегии обучения — как добиться того, чтобы ученик не только прослушал полезную информацию, но и смог ее разместить в таком месте головного мозга, из которого он действительно мог бы ее быстро извлекать и активно применять. Западную систему массового обучения можно образно охарактеризовать так: «Спасение утопающих — дело рук самих утопающих». Уплатил за курс — слушай и запоминай… Как сапожник без сапог, рядовой преподаватель не умеет ни сам запомнить, ни обеспечить запоминание учебного материала студентом.

c) неспособность ни американских, ни британских, ни «экспортированных» языковедов объяснить ученику:

1 - зачем нужно пытаться заучивать наизусть лингвистические формулировки правил;

2 - как это может им помочь в реальной повседневной стрессовой ситуации общения с незнакомцами или (будущими) коллегами и начальниками…

Как происходит становление преподавателя иностранного языка? Почему многие из них просто не умеют обучать? Давайте еще раз коснемся очень важной составляющей процесса совершенствования в языке — эффективного улучшения уровня произношения и доведения его до «почти идеального». Здесь необходимо подчеркнуть, раскрывая тем самым еще одну «страшную преподавательскую тайну», что пока уровень произношения не приблизился к эталонному хотя бы на 70%, словарный запас ученика практически не развивается. Все достаточно просто: носитель языка произносит фразы и предложения, а вы пытаетесь их копировать (только не говорите, что вы лично этим заниматься не пытаетесь). Копирование собеседника — его интонации и ритма речи (при условии, что у него речь понятная, то есть нет ярко выраженных дефектов) — служит базой «хаотичного», но эффективного развития навыков устной речи у детей в возрасте примерно до 13, а иногда даже до 7 лет. ПОЧЕМУ ДО 13??? АКТИВНОЕ ОСВОЕНИЕ РЕЧИ РЕБЕНКОМ ПРОИСХОДИТ ДО ПЯТИ ЛЕТ. ИМЕННО ЭТОТ ВОЗРАСТ СЧИТАЕТСЯ СЕНЗИТИВНЫМ ДЛЯ ИЗУЧЕНИЯ ЯЗЫКОВ. ОБ ОСОБЕННОСТЯХ ОСВОЕНИЯ ДЕТЬМИ РУССКОГО ЯЗЫКА ЛУЧШЕ ВСЕХ РАССКАЗАЛ КОРНЕЙ ИВАНОВИЧ ЧУКОВСКИЙ В СВОЕЙ КНИГЕ «ОТ ДВУХ ДО ПЯТИ»

Как я уже упоминал, как только ребенок перестает имитировать взрослых, пополнение его словарного запаса существенно замедляется.

Так вот, мало кто отдает себе отчет в том, что существует три основных способа «похожей» имитации звуков английского языка:

a) c полным применением всех доступных средств — более или менее точно следуя стандарту «эталонного» носителя языка. Это и правильные движения мышц рта, и — превратившийся в безусловный рефлекс - вдох перед началом каждой законченной фразы с постепенным выдохом по ходу ее произнесения, и, соответственно, следование всем «обычным для образованного англосакса» мимике и жестам.

b) «грязное» подражание по принципу «как мне кажется правильным, так и произнесу — я ведь «стопроцентный американец» или «британец». Этот способ используется десятками миллионов необразованных носителей языка, среди которых, как ни странно, весьма часто встречаются профессиональные преподаватели английского!

с) «грязное» подражание - попытка воспроизвести английские звуки, но с русской, испанской, китайскому или любой другой артикуляцией. Используется, exclusively, иностранцами.

Безусловное освоение беглого английского, следуя типам «b» и «c«, не только представляется мне абсурдным, но и абсолютно бесперспективным. В дальнейших попытках «улучшить неулучшаемое» (усовершенствовать речь человека, твердо усвоившего «русифицированный» или «ломаный» английский) ученик и учитель, как правило, попадают в «сусанинский тупик». Выход из которого, как это мне представляется, есть лишь один — поставить произношение, ритм и интонацию заново.

Почему? В то время, когда дикторы телевидения, звезды кино, или любой из ваших англоязычных собеседников пытаются с вами «общаться» (в первом случае, вы просто слушаете, во втором — вам необходимо поддерживать непринужденный разговор), вы стараетесь (мозг так устроен) им подражать. Но тот набор звуков, своего рода «какофония», который производится вашими речевыми органами, настолько далек от эталона, что ваш мозг (опять же подсознательно) не дает своему «Отделу по Усвоению Информации» команду: «Запомнить!» Как художник-дилетант (вспомните гротескную фигуру сеятеля, созданную О.Бендером) не в состоянии качественно скопировать оригинал до тех пор, пока хороший Учитель/Мастер не сформировал ему технику рисования, так и даже весьма старательный ученик не в состоянии следовать канонам грамотной речи до тех пор, пока не поставлено произношение.

Так вот, значительная часть преподавателей, так же, как и - «в пажеских корпусах или академиях иностранных языков не обучавшихся» - учеников, к величайшему сожалению, освоила в средней школе посредственный (проще говоря, русифицированный) способ/стиль речи.

Как вы понимаете, речь идет об основной и очень стойкой, практически «незыблемой», базе знаний, используемой будущими учителями для дальнейшего совершенствования в языке — как бы долго оно не продолжалось в институте, при защите кандидатской или докторской диссертации и т.д. — или простыми «пользователями» языка. А от него избавиться, ох, как непросто! Переучиваться с нуля надо, как и всем «неспособным» ученикам…

Более того, многие из вас, наверняка, даже представления не имеют, что система транскрипции в словарях Мюллера, Смирницкого или в различных изданиях Оксфордского университета не имеет никакого отношения к американской, и многие проблемы преподавателей и студентов возникли именно из-за бездумного зазубривания написанного в этих уважаемых изданиях. Маленький пример: разъяснение, что слова «Sheep» и «Ship» отличаются друг от друга «лишь длительностью звучания» звука «i»(?!). А это совершенно разные звуки: в «Sheep» - высокий двойной долгий звук, напоминающий удлиненное русское «и», а в «Ship» — короткий звук, близкий к русскому «ы». Вот и получается, что вы произносите «Sheep» (овца), «как положено по учебнику», а выглядите, прошу прощения, баран бараном. Единственный «добротный» словарь, изданный в Америке, в котором транскрипции вполне можно доверять, называется The American Heritage College dictionary. В Соединенном Королевстве хороших словарей много. В любом случае, использование этих справочников по произношению неэффективно, если студент не владеет системами транскрипции и практической фонетики. Проще говоря, не знает точных правил произнесения звуков, звукосочетаний и слов.

Конечно, иностранцу многое прощается в произношении — если он спрашивает, как пройти к статуе Свободы, «Эмпайру» или в «Гайд-Парк». Но грязное произношение может стать приговором, когда он проходит интервью у работодателя. Хорошо еще, если его оговорки вызовут у слушателя улыбку. (Вспомните по аналогии миниатюру-анекдот «Вароные яйца» Аркадия Хайта, где грузин не мог выговорить «ы» в слове «вареные», и получалось, что он просил у буфетчицы «яйца вороньи«.) К сожалению, случается, когда на оговорку реагируют с чувствами, весьма и весьма далекими от юмора. Как в анекдоте про двух «щирых» украинцев:

- Мыколо, ты знаеш, як кацапы пыво называють?

- Як?

- Пи-и-и-во!

- Поубывав бы!

Конечно, этот анекдот, как и монолог с яйцами, всего лишь шутка. Но ведь не зря англичане говорят, что «в каждой шутке есть доля шутки». А остальное, увы, не совсем веселая правда. Иностранец, разговаривая с местным жителем, все время рискует, как сапер на минном поле, вызвать — совершенно непроизвольно! — раздражение и даже гнев. И это только одна из причин, по которой я в своем курсе уделяю так много внимания постановке и закреплению правильного произношения. И поэтому меня, мягко говоря, весьма удивляют преподаватели, обучающие языку, на котором зачастую сами не умеют грамотно произнести двух слов.

И еще. Некоторые преподаватели отличаются от учеников только одним: они дольше изучали английский, прочитали уйму книг, но этим им удалось пополнить только свой собственный пассивный словарный запас (не говоря уже о качестве произношения — «улично-британском»).

То есть они в состоянии с «умным видом» перевести вам в ходе одного из многочисленных малоэффективных уроков парочку больших «умных» слов или предложений, медленно, со скрипом «выцедив» их из «амбаров памяти» (а, в последние годы, из интернета). Это производит на учеников хорошее впечатление — мол, знает человек свой предмет, но… ни в коей мере не влияет на скорость и качество обучения. Такие учителя и сами не ведают, как совсем не по-американски или не по-британски звучит их собственный, десятилетиями сохраняющийся на прежнем уровне или даже уменьшающийся «словарный запас» («vocabulary»), где уж им усовершенствовать его у своих студентов.

Таким образом, поступая на обучение к преподавателю, не только попросите его продемонстрировать вам его уровень произношения, но также попытайтесь определить: по какому принципу («a», «b» или «c», см. выше) он разговаривает и читает «с листа» сам. Можно обратиться к одному из ваших знакомых интеллигентных носителей языка с просьбой «оценить» способ произнесения, используемый конкретным преподавателем: «интеллигентный», «подзаборный», «руссифицированный» и т.д. А там — сами решайте…

Из книги Михаила Шестова   «ДА! ВЫ МОЖЕТЕ ВЫУЧИТЬ ЛЮБОЙ ЯЗЫК И НАУЧИТЬ СЕБЯ УЧИТЬСЯ ЭФФЕКТИВНО».

Которую Вы можете скачать в библиотеке.

mobil delvac mx 15w40 цена недорого купить mobil delvac mx 15w 40

Нью-Йорк:
+1 (917) 208-7434

Москва:
+7 (495) 961-5509
+7 (926) 216-0242

 
г. Москва, пер.Газетный, д. 9, стр. 2, оф. 33. Офис работает по предварительной договоренности. Перед визитом, пожалуйста, свяжитесь с нами по телефону!
ПОДАРОК — урок М. Шестова!
Отзывы