Почему запоминание по 100 слов в день не помогает заговорить на английском языке

Очень популярный в последнее время вопрос, который мне задают многие ученики: «Я пытаюсь выучить по 100 слов в день и вроде бы что-то запоминаю. Когда я смогу общаться на английском?»

Правильный ответ: «Никогда».

К сожалению, набор «грязного» (все слова произносятся неправильно, в лучшем случае, на уровне «АрЁл», вместо «орЁл»; «йЕжьик», вместо «Ёжик»»йЕжьик», вместо «Ёжик»; (Учитыл гАвАрЫт: «Дэты, сэйчас разбиром альфавыт: А — Арел, Бе — бАран»…)
а-ля (в следующей фразе слова произносятся раздельно, в иностранно-прибалтийской манере с ударениями на каждом слоге): «Хачю пайти дамой из Масквы фэ СэШэА»)

плюс «разрозненного» (никому не нужное запоминание никак не связанных между собой слов, которое нам «преподают», пользуясь незнанием студентами того, что отдельно выученные слова сами не склеиваются во фразы, и что не слитной связной речи попросту не бывает) словарного запаса не даст вам ничего, кроме этого самого «грязного» запаса.

Когда вам обещают технологию, которая позволит запоминать от пятидесяти до тысячи слов в день,  вам, на самом деле, просто пытаются продать подвариант того наиглупейшего вида «обучения», которым занимается старейшая и самая известная в мире интенсивная Школа Берлица, то есть вас будут пытаться вынудить изучать «Врунглиш» — несуществующий вид английского языка, его никому не нужный псевдо-диалект.  Помните, что Школа Берлица уже 175 лет специализируется в подготовке иммигрантов к работе чернорабочими. Для подобных видов работ, «Врунглиш» вполне годится. Обучение в этой «школе» происходит следующим образом: с каждым учащимся работает два (!) преподавателя, они, по очереди, часами кричат ему что-то в уши. Через две недели, его нервная система не позволяет молча на это реагировать, и он начинает истерически огрызаться. На этом обучение заканчивается, так как считается, что человек, который начал как то отвечать, уже «разговорился» и обещание выполнено.

Более того, некоторые слова вы запомните намертво (они, выражаясь научным языком», «окаменеют») и только по методике Шестова сможете, большими интеллектуальными и физическими усилиями, их переучить, сделав нормальными.. Остальные слова будут достаточно быстро забываться, поскольку «кривую забывания» никакие чемпионы мира по запоминанию, специалисты в области «НЛП», педагоги и методисты отменить не в состоянии.
Возможно, пару раз попытаетесь использовать их в речи. Но так как проговаривание «грязное» – слова быстро уйдут в пассив. Природа запоминания такова, что мозг может запомнить только то, что свободно ВОСПРОИЗВОДИТ (повторяет вслух за кем-то, перерисовывает чужие картинки, дублирует последовательность шахматных ходов и пр.).

В мой нью-йоркский офис как-то приходил участник первой группы по интенсивному изучению английского языка Игоря Шехтера (последний, в это время, увлекался вместе с Галиной Китайгородской суггестивными методами обучения доктора-смерти из Болгарии, Георгия Лозанова). Он победил в конкурсе — 10 человек на место. Результаты «обучения»: он, через двадцать пять лет после прохождения курса, так и проговаривал все слова неправильно (а это был летчик в генеральском звании из Внукова, новый русский), типа «Брынг ми ззэ бук» и жаловался на то, что словарный запас вообще не расширяется. Его идиотская просьба заключалась в следующем: Михаил Юрьевич, пожалуйста, научите меня КАК без постановки произношения расширять словарный запас. Ох генерал у меня попрыгал на занятиях, когда ему пришлось-таки научиться правильному произношению. Но Шехтер так сильно вбил ему в голову мысль, что произношение не нужно, что смотрел именитый летчик на меня и окружающих, точно произносящих слова, с сумасшедшей ненавистью в глазах. Типа, «Я-то знаю как надо! Меня еще сам Шехтер учил!»…

Обычно, революционные методики разучивания от 50 слов в час до 1000 в день, сопровождаются не менее интенсивным изучением различных грамматических таблиц. При этом, хитрым репетиторам хорошо известно, а студенты вообще не в курсе, что грамматика является «лже-» и «псевдо-наукой» (описано и систематизировано не более 3-5 процентов оборотов, используемых в живой речи), поэтому прочное запоминание через визуализацию структур, изложенных в таблицах, и попытка обойтись в разговоре только ими,  превратит обучающегося в вечного гастарбайтера, разговаривающего настолько примитивно, что даже молодые барчуки-англосаксы всегда будут считать его недо-человеком, своим рабом, подданным и пр., на которого даже можно охотиться, как на дичь.

Ведущие лингвисты мира уже давно пришли к выводу, что иммигрант в первом поколении, который научился «бегло болтать» на ломаном английском, тем самым «подписал себе» приговор: от акцента он не избавится, хорошую грамматику не освоит. (Небольшой пример: люди старшего поколения помнят, на каком ужасном ломаном русском говорил «отец народов» и «гениальный лингвист». Его сильнейший кавказский акцент не могло «забить» более чем пятидесятилетнее беглое говорение на русском.) Но если всем известно, что хорошее произношение — первично, почему же этого никто из преподавателей не понимает, или старается не понимать? Людей стараются обучать (особенно, в развитых странах, по следующей схеме: «желание клиента — закон для продавца») именно по порочной схеме, то есть, так и тому, что они «заказывают». А «заказывают» они, как правило, то что реально необходимо — «лежит на поверхности» — беглую речь. А того, кто научился быстро играть «Чижик-пыжик», научить исполнению классических музыкальных произведений можно, но только через полную перестройку постановки рук, посадки, обновление и улучшение стиля движений. Что неминуемо сопряжено с ужасным замедлением скорости исполнения, которое иногда воспринимается учеником, как нечто противоестественное… А мышцы рта, между прочим, — те же пальцы. И улучшение качества произношения — то же развитие беглости рук. Этого почему-то никто пока не осознает.

Преподаватели-иностранцы — сами бывшие студенты-неудачники. Иностранным языкам, обычно, начинают обучать в школе (всем известно, что подавляющему большинству детей второй язык освоить не удается). Идеальное произношение никто, как правило «ставить» или не умеет, или, как я только что упоминал, не придает этому — в начальной стадии обучения — практически никакого, сколь бы это ни было, серьезного значения. А между тем, механическая память мышц рта, как понятно любому логически мыслящему человеку, помнит и бездумно следует именно тому, первоначально искаженному образцу (сами американцы — у потомков представителей некоторых народов, — за 200 лет акцент/дефекты речи не смогли ликвидировать!).

Потому, что в каком-то из отделов мозга, видимо, формируется своего рода неправильный «архив», который, как кривое зеркало, и искажает в дальнейшем (даже во время обучения в языковом вузе или после защиты диссертации по творчеству В.Шекспира) всю вновь поступающую информацию. Мозг, естественно, сопротивляется насилию — попыткам «записать в него» явно недоброкачественные материалы — поэтому люди (особенно взрослые), с приобретением плохого произношения, практически теряют все шансы значительно расширить свой словарный запас, уже примерно в возрасте 25 лет. Этот порочный тип абсорбирования нового материала может повернуть вспять только один антидот (противоядие): «тотальное» переучивание индивидуума, снова начиная с «азов», но правильных «азов»!


Нью-Йорк:
+1 (917) 208-7434

Москва:
+7 (916) 916-1753
+7 (926) 216-0242

 
г. Москва, пер.Газетный, д. 9, стр. 2, оф. 33.
ПОДАРОК — урок М. Шестова!
Отзывы