Интервью

НЕУЛУЧШАЕМЫЙ АНГЛИЙСКИЙ?

А ВЫ, ДРУЗЬЯ, КАК НИ САДИТЕСЬ… или

ПИЛИТЕ, БАЛАГАНОВ, ПИЛИТЕ…

МИХАИЛ ШЕСТОВ: «Вузы, школы, курсы, книжки, электронные «обучающие» словари, синхронные (и прочие) переводчики и профессиональная реклама есть, а английский не учится или не улучшается — ни у учеников, ни у преподавателей (в том числе, носителей языка)…
Кто же поставит произношение русскоязычным преподавателям — авторам методов-методик, учебников, курсов и «самоучителей», а также научит их самих бегло говорить и писать на правильном, стандартном и всем понятном (а не «ломаном») английском?»

Публикуем выдержки из стенограммы семинара-презентации новых версий курсов «SupremeLearning Modern English & Any Other Subject» Михаила Шестова, проведенного в ряде крупных городов мира, а затем опубликованного в виде интервью в международных средствах массовой информации [что спровоцировало десятки звонков (догадайтесь «чьих»…) во все русскоязычные редакции, с однотипными «просьбами», типа: «Не мешайте нам зарабатывать, а то… снег голова попадет — совсем плохо будет». На что, редакционные работники, низкий им поклон, каждому из «ребят» отвечали: «Пусть Ваши методисты напишут аргументированное опровержение». Вплоть до сегодняшнего дня, ни единого аргументированного ответа в редакции не поступило…]. [Семинары на русском языке вела главный редактор ИА «Резонанс-Профи» Алиса Бецкая (ниже: «Корр.»). Пояснения в квадратных скобках написаны ей же, Gin I. Paris и Melanie Gibbs.]

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Корр.: — Помните рассказ Владимира Короленко «Без языка»? Мужик из нищей деревни уехал в Америку на заработки, не зная (и не узнав позднее) ни одного английского слова. Так он закрыл для себя Америку. Не всем понятно, что в наши дни, для открытия Америки необходимо как можно быстрее хорошо выучить английский язык. Ведь всем известно, что после быстрого освоения «плохого» [«ломаного»] английского, его улучшение, обычно, невозможно! Не секрет, что эффективность методов изучения и совершенствования английского, особенно его американского варианта, близка к нулю. Но, судя по потоку учеников, именно у вас имеется «золотой ключик» к Америке.

Два вопроса к Вам, как автору единственной системы обучения, базирующейся на здравом смысле: «Как же освоить правильные «азы» или быстро и гарантировано усовершенствоваться в английском?» и «Что несколько лет назад подвигло Вас — журналиста-международника, лектора-методиста и просветителя по вопросам совершенствования мировой системы образования — на создание первого развивающего способности эффективно учиться и совершенствовать навыки устной и письменной речи, аудио- и видеокурса для самостоятельных занятий?»

Шестов: — Меня [к производству собственного курса] «вынудило» мое давнее желание помочь практически коллегам всех стран и людям любого возраста, пола и уровня знаний (тем, у кого нет возможности заниматься у меня очно — посещать мои семинары на тему «Как Научить Себя Учиться и Обучать» и тем, кто безрезультатно посещает «школы» английского или не может следовать «простым» рекомендациям учебников и других «самоучителей»), т.е, разработать действительно комплексный «постановочный» курс. Ведь в моих книгах, я давно описал как нужно эффективно учиться и обучать (полемики, со стороны ученых и практических преподавателей-лингвистов не последовало — ни единого аргумента против моей педагогической теории «Природный Закон Эффективного Обучения для Взрослых и Детей» я не услышал, все — «за»), но и это не помогло. За последние несколько лет, улучшились только рекламные тексты и «[выдуманные] отзывы миллионов благодарных покупателей-учеников», которые [якобы] «добились грандиозных, глобальных, триумфальных результатов за 3-72 часа!»: теперь они [рекламные тексты] новые и даже очень умные — идиллия, но не методики [они вообще не изменились]: «старые, как мир», странные, примитивные, вредные для здоровья, глупые или «без начала — без конца» — элегия… Весьма странно, что краткие (а много преподаватели языка писать не любят, просто не знают что и о чем писать) теоретические заявления коллег-профессоров теперь выглядят в точности, как будто они взяты [сплагиатированы] из моих книг и газетных статей. Например, «язык нужно учить в комплексе — все его формы», «нужно ускорить процесс формирования фразы» [«…глядишь — и ушел человек, пока ты лез за словом в карман], «обучение не должно быть утомительным и монотонным» и т.п. То есть, теоретические обоснования различных методов звучат вполне резонно, но на практике [в самих методиках — упражнениях] ничего не изменилось…

Сплошь и рядом, причем выбор достаточно небольшой, предлагаются следующие новаторские «методики» обучения:

** «зубри слова или грамматику по книжкам, таблицам или карточкам — «запоминай» образами» [то есть, автор метода рекомендует прочитать ободряющую «псевдомолитву», на тему «Я сегодня до зари встану, я сегодня точно все выучу…» или приказывает ученику запомнить и удержать в памяти хорошенькие картинки, списки глаголов или слова, но у последнего это не получается, сколько бы раз он эти «упражнения» ни повторял],

** «смотри часами, безуспешно пытаясь что-то запомнить [или убедить себя, в том, что «ты что-то запомнил»], на мелькающие на экране телевизора или компьютера тысячи непонятных — иногда переведенных, иногда нет — слов, фраз, предложений» и верь в то, что «таким образом ты производишь запись проносящихся перед твоим взором слов в подсознание» [Даже если бы это было так — специалистов по «активированию» таких «таинственных архивов памяти» пока в природе не существует],

** «кушаешь и слушаешь» или

** «внимательно прислушивайся к голосу профессионального, быстро читающего диктора, читай текст по книжке и пытайся его [голос диктора] имитировать, то есть говорить синхронно с диктором»… (Данный метод, кстати, уже тысячи лет применяется индийскими и другими «гуру», но при обучении соотечественников, а не иностранцев! Имитировать голос диктора, даже на родном языке, взрослые не умеют.)… Каждый день ко мне поступают письма от людей, жалующихся, что даже сотни повторений не помогают, да и психика, мол, тоже не укрепляется.

…Помните один из выпусков журнала «Ералаш» , где мальчик повторяет вслух за голосом диктора, доносящимся с грампластинки: «I’m travelling down the river…»? Причем у ребенка как раз получалось неплохо — молодой «цепкий» мозг, а вот у взрослых (в возрасте старше 14 лет!) — имитирование ни американских, ни китайских дикторов «c лету» — ну не идет пока… Это же надо додуматься — «сходу» навязывать взрослым слушателям плохо «синхронизированное» [синхронное, одновременное] повторение — за голосом диктора, «на слух», «на глаз», «на хорошей скорости» — фраз и предложений на «чемпионском» по сложности освоения правильных основ или улучшения произношения и написания [спелленга] языке мира? Только 1 на каждые 10 тысяч взрослых учеников в состоянии заставить свой мозг эффективно работать с «абракадаброй из иностранных звуков», то есть выполнять вышеприведенные упражнения достаточно точно, чтобы это действительно обеспечивало понимание, запоминание, удержание в «долговременной» [есть еще и «короткая» — запоминание на несколько часов] памяти и свободное использование [быстрое «вспоминание», в тех случаях, когда нужно эту информацию употребить в реальной речи или при письме и нет времени на длительные размышления]… К тому же, большинство из этих немногих справляющихся с обучением по современным «методикам», забывают 99% от «изученного» в течение одного-двух лет, вне зависимости от того, сколько раз они повторяли вышеупомянутые упражнения! Со взрослыми мы разобрались — на них современные «методы» обучения не работают, а как быть с детьми? Невзирая на то, что у обычного ребенка, как я только что упоминал, молодой «цепкий» мозг, эти методы все равно помогают не более чем 15% детей, то есть работают не настолько эффективно, по сравнению с тем, как они «красочно расписываются» в рекламе курсов и самоучителей.

…Особое место в современной «интенсивной педагогике» занимает обучение «под-музычку». Цитирую журналиста И.Муравьеву: «По методике, разработанной сталинским академиком [Трофимом Денисовичем Лысенко. Прим. M.G.], на «образцово-показательных» скотных дворах, коров доили исключительно под музыку, а в рацион обязательно добавляли витамины в виде винограда, ананасов,.. о которых жители Центрального Нечерноземья и слыхом не слыхивали…» Да, правильно, я намекаю на бесполезность использования музыки в процессе обучения: усвоенное «с ее помощью» — «извлекается» из памяти только «с ее же помощью» (также, см. Часть 3 данного интервью). [to be continued]

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

…Полное (то есть в хаотическом порядке — прослушивание радио, телепередач, аудиокурсов, видеокурсов, которые не созданы в соответствии с «Природным Законом Обучения SupremeLearning», то есть, в которых главные, сложные, ключевые слова каждого предложения не поясняются легкими, элементарными — как это обычно делается в больших толковых словарях; ведение разговоров только на английском и т.п.) погружение [immersion] — «не работает»: кое-что ни «образами» [через демонстрацию картинок, на которых изображены вещи или последовательность событий], ни «по догадке» (как в детстве) не усвоишь. Требуются пояснения нюансов на родном языке! Поэтому уважаемые международные лингвисты и не могут передать иностранцу свои знания («Нам бы ваши проблемы!»). В подтверждение тому, совершенствование иностранных языков ни у самих авторов курсов не идет, ни тем более у их учеников. И на цыпочки «рядовой коллега» с лицом начитанного человека встает и лоб морщит, и почти интеллигентно разговаривает (по-китайски, по-русски или по-испански), но этого еще явно недостаточно. Пусть позанимаются по собственным самоучителям или с «педагогами» — носителями языка — поэкспериментируют над собой.

…Преподаватели, которые «взялuсь» за американский английский, когда им было за 20 (а именно они авторы 99,99% современных курсов), сами — выпускники обычных курсов или «лингафонных» языковых вузов. Как я уже упоминал, им самим переводчики и редакторы требуются, чтобы помогали им [на ум приходит Карабас-Барабас] «ломиться во все американские», да и другие «двери». Поэтому им и приходится нанимать для начитывания видео- и аудиокурсов местных жителей (Uncle Ben & Sister Martha will always help нам-митрофанушкам) [американские «дядя Степа и тетя Груня всегда, за небольшое вознаграждение, помогут нам-митрофанушкам, а на (пере)обучение, то есть «на поклон» к Шестову — принципиально не пойдем!»]. Попросите любого [из авторов самоучителей] произнести по телефону, целиком и по буквам слова: «scissors», «thirtieth» или «nevertheless» [по-английски]… Ни «расширять словарный запас», ни «имитировать речь» они не умеют… Предлагаю в который уже раз: пусть обращаются ко мне — я всем помогу: и выучить язык, и научиться учить других.

Шестов: — …OK! Теперь представьте себе, что лично Вас заставили [вынудили] прямо сейчас:

пытаться четко и точно повторять за профессиональным диктором предложения, а у Вас получается только неразборчивое бормотание, то есть почти все звуки, которые Вы произносите не имеют ничего общего с реальными, потому что Вы и представления не имеете как их правильно произносить — тщательно выговаривать [артикулировать], иными словами все, что Вами произносится — проговаривается неправильно! или

внимательно (а у вас это не получается, потому что Вы не можете разложить речевой поток дикторов на составляющие — слова, все сливается), часами или неделями безрезультатно слушать лектора — того же диктора-профессионала или быструю иностранную речь, записанную на CD/DVD; или

писать десятки сочинений [как это требуют от иностранцев в американских или британских колледжах и университетах на самые разнообразные темы и вы, прекрасно понимая, что ни о каком качестве такой работы, то есть, на преподавательском языке «обучения» и речи быть не может, продолжаете заниматься этой вредной ерундой, навечно «вбивая» себе в голову, что письмо с тысячами ошибок и плохой грамматикой это «нормальная» часть обучения языку]; или

«с утра до вечера разговаривать» (как это, по свидетельству посетителей моего центрального офиса, происходит во всемирно известной, знаменитой [интересно «чем» — названием или результатами?] нью-йоркской «школе Берлица») c быстро кричащими Вам в оба уха «инструкторами» английского языка или «общаться» по-английски (как это происходит в трех основных «школах» для иностранцев того же Нью-Йорка) c такими же иностранцами — новичками в языке; причем, как нарочно [или от преподавателей поступает такое «методическое распоряжение» или это получается автоматически], не соблюдая никаких грамматических, стилистических правил и не выговаривая никаких нормальных качественных английских звуков. А ведь именно так Вас собираются «учить» в лучших школах Америки, там, куда Вы придете, прочитав красочное объявление, типа: «ENGLISH EXPRESS» или «APRENDA INGLES» (а о том, что происходит в остальном мире: России, Мексике, Великобритании, Японии, Австралии, Дании, Иране — страшно даже подумать…)! Согласитесь, что даже слушать [или читать] об этом неприятно и странно, не то что подвергаться такому «обучению» самому.

Сколько раз Вы слышали от преподавателей: «Если Вы повторите учебный материал достаточное количество раз, Вы в конце концов его запомните [выучите]». Вы когда-нибудь задумывались о том, а приведет ли бездумное повторение «непонятно чего» [неправильно или «от фонаря» составленных, некачественных учебных материалов] к прочному освоению чего-то правильного или полезного? Ответ ясен: вовсе не обязательно. Ужасный ответ, не правда ли? Такого типа обучение сродни попытке инструктора обучить Вас вождению автомобиля, в то время как, в Вашем распоряжении находится лишь трехколесный велосипед?

Опять напрашивается «этот назойливый» вопрос: как студент может имитировать речь [или пение или какие угодно другие наборы звуков] преподавателя, если ему перед таким упражнением [или уроком] никто не поставил произношение [не научил способам «артикулирования» используемых звуков], то есть не предоставил необходимый набор «инструментов», чтобы он мог действительно эффективно учить «с нуля» или совершенствоваться в любом навыке или предмете (в данном случае, в иностранном языке).

Вы, как взрослое существо, должны отдавать себе полный отчет в том, что Вы, практически вне всякого сомнения, не в состоянии «с лету» имитировать — не только речь иностранца, но даже актеров и актрис Вашего местного драматического театра, не говоря уже о профессиональных дикторах Вашего национального телевидения, или рядовых жителях Вашего города, или соседней деревни, которые говорят на Вашем родном языке — просто потому, что у Вас есть горячее желание или преподаватель—«методист» приказал или порекомендовал Вам учиться таким странным образом! Представьте себе, что Вы заплатили преподавателю, чтобы он научил Вас петь (то есть поставил Вам голос), а он на следующий день Вам говорит: «Внимательно прислушайтесь к тому, как лично я хорошо умею петь! Давайте, подражайте мне. А не нравится, идите домой — подражайте кому-нибудь еще». Вот и все обучение! Глупость? Вы потребуете деньги назад? Правильно. Но при поступлении или обучении на языковых курсах Вы таким образом себя вести не станете. Почему? Не принято… Опять «среднестатистический » ученик свято уверен, что причина «неуспеваемости» в его неспособности. Ходи, слушай глупые советы инструкторов и делай вид, что все нормально и язык учится…

Именно архиглупых методических указаний, таких как подражание (без какой-либо подготовки, то есть постановки голоса), образованным или не очень носителям языка, Вам и следует ожидать от авторов учебников, самоучителей и курсов, которые, «с великой готовностью» берутся вас «обучать». Каким талантливым и изобретательным лицемером должен быть человек, чтобы набраться достаточно наглости, чтобы «разрабатывать» и продавать (с честным видом и серьезным лицом) студентам-дилетантам беспорядочно отобранные видео- или аудиосегменты беглых речей или разговоров на иностранном языке, предлагая новичкам самостоятельно научиться имитировать голоса профессионалов — повторяя за дикторами или вместе с дикторами (никакой разницы между этими «методами» обучения просто нет)? Вам обещают «золотые горы» и «триумфальный глобальный успех», в обмен на банальные, но такие нужные, не только порядочным людям, но и жуликоватым шарлатанам, денежки…

Образование, особенно на Западе, тотально коммерциализировалось. Но Вы, вероятно, не прочитаете об этом ни в одной газете. Правда заключается в том, что Вы не можете выучить произношение, ритм и интонацию любого языка только посредством прослушивания, просматривания или неточного повторения за диктором интеллигентных или даже «подзаборных» [уличных, разговорных и т.д.] текстов на обычных скоростях. Чтобы освоить практическую фонетику [правильное произношение], Вам необходимо значительно снизить скорость [прослушивания, просматривания или повторения за диктором] выполнения любого упражнения и работать над ними, сегмент за сегментом, только на безошибочной основе. [to be continued]

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

Почему меня так интересует именно американский английский? Потому, что это самый важный язык межнационального общения и самый сложный язык планеты. Если Вы сможете улучшить свой английский, Вам будет «море по колено» — Вы сможете с легкостью освоить другой навык или стать профессионалом в любой другой области знания.

Использование любых учебно-методических материалов, созданных на теоретической базе SupremeLearning — будь то книги, книги на видео- или аудионосителях или компьютерные программы для самообучения, или самосовершенствования — обеспечит Вам полное понимание [абсорбирование] сути этой системы, что, в свою очередь, гарантированно обеспечит условия, при которых Вы абсолютно самостоятельно — как множество людей на всей планете уже сделали — сможете выучить любой иностранный язык или улучшить и углубить свои знания родного языка — в десятки раз быстрее, чем по обычным (традиционным) или шарлатанским методикам.

Нет ничего более сложного на свете, чем процесс совершенствования американского английского — неважно кто Вы такой — человек, родившийся в провинциальном городе или в бедном пригороде большого метрополиса (типа Нью-Йорка или Лос-Анджелеса, то есть в таком месте, где не говорят на стандартном «правильном» английском), или — высокообразованный иностранец. Никакая методика и никакой преподаватель Вам не помогут, если Вы не замедлите учебный процесс, обращая внимание на каждый звук или даже его составную часть, сопровождая это почти правильным (не менее чем на 95% от эталона [стандартного английского]) драматическим, выразительным чтением вслух сложных текстов. Практическое воплощение этого подхода к обучению, секрет [know-how] правильного абсорбирования знаний содержится в любом из курсов системы SupremeLearning и понятен каждому даже после ознакомления с любым сегментом этих курсов, например одним аудиоуроком.

Шестов: — Повторю, что на мировом рынке изучения и совершенствования в языках не так много «упражнений» и «методических» рекомендаций, выбор — крайне небольшой:

** Невнимательное прослушивание лекций преподавателей «в живую» или с видео, или аудиозаписей.

**Относительно быстрое [напоминаю читателям, что даже нормальная скорость разговора или чтения уже учеником не усваивается] или сверхбыстрое чтение — очень опасный вид занятия для любого студента, пытающегося выучить какой-либо сложный язык. Дело в том, что с того момента, как Вы выработали привычку читать быстро, Вы никогда и ни за что не сможете выучить [довести до совершенства] ни один язык до тех пор, пока не искорените в себе эту вредную привычку. [Избавление от этой привычки до тех пор, пока не была разработана SupremeLearning, считалось практически невозможным. Научился быстро читать — все, «приехали», тупик, обратной дороги нет];

**Нечленораздельное некачественное [неточное] «бормотание» за профессиональным диктором, которое заставляет Вас начать быстро проговаривать — на Вашем новом языке — примитивные фразы и выражения до того, как Вы научились произносить слова и звуки этого языка правильно [очень похожим образом].

** «Создание» [написание] Ваших собственных, «домашнего приготовления», то есть опять же некачественных разговорных или письменных текстов [Вы, наверняка, сами были свидетелями или исполнителями таких «упражнений», то есть дома или в классе, с товарищами по несчастью, разыгрывали тематические сценки, занимались написанием сочинений или составлением диалогов и т.п., с отчаянным энтузиазмом, типа: «добьемся», «научимся», «выучим», «зубами будем грызть гадкий английский» или другой язык].

Эти и подобного рода методы предлагаются на рынке под такими лозунгами, как:

** «Откинься на спинку стула (или дивана), расслабься и учись» [«Sit back, relax and learn»].

** «Учи языки быстро и без усилий» [«Learn languages quickly and effortlessly»].

** «Все, что тебе нужно делать, чтобы выучить любой язык, — это  слушать наши аудиоуроки» [«Listening is all you need to do»].

** «Используйте методический подход «Задействуем [используем, воздействуем на все запоминающие центры мозга] весь мозг в процессе обучения [по-английски: «Use the whole brain approach»; практическая реализация этого метода не предполагает качественного использования и половины тех органов запоминания, которые задействует SupremeLearning, следовательно, не может быть эффективной]»

** «Дайте нам [«методистам»] применить на вас [«сделать Вам», своего рода, «инъекцию»] нейро-лингвистическое программирование»

** «Если Вы хотите научиться говорить, говорите! Если Вы хотите научиться писать, пишите! Если Вы хотите научиться понимать, слушайте!» [по-английски: If you want to learn how to speak, speak! If you want to learn how to write, write! If you want to learn how to comprehend, listen! — обычная пустая риторика],

** «Учитесь по методикам «АнглийскийСделанЛегким» [EnglishMadeEasy], «Английский Без Усилий/Труда» [Language Without Effort], «Ленивое обучение» [Lazy Learning], «Учись Пока Ты Спишь» [Learn While You Sleep]».

** «Давайте сделаем «глу-бо-о-о-е погружение в язык» (имеется в виду, что в курсах нет перевода слов на родной язык ученика, даже никаких легких подсказок не предусмотрено; это — специальный вид маркетингового трюка, при котором материал составлен таким образом, чтобы ученик никогда не смог сообразить значения подавляющего большинства слов, применяемых в таком курсе, даже напряженно работая со словарем) [Кому нужно такое «погружение» (immersion)? — Только тем, кто страстно желает, чтобы покупатель «учился вечно», то есть продолжал покупать бесчисленные продолжения и модификации подобных курсов]».

** «Давайте учиться в ритме или под музыку в стиле Барокко [метод SuperLearning — последователи нашего «болгарского друга», см. ниже, здорово в таком обучении преуспели]».

** «Занятия по нашему самоучителю сродни [близки по эффективности] занятиям с персональным тренером/репетитором» — никакой разницы! [по-английски, «It’s like having a personal trainer»]… Узнаете? [to be continued]»

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

Появилось ли у Вас теперь желание попробовать [при обучении английскому в школах Нью-Йорка или Лос-Анджелеса] «грязное общение» — «беглый разговор», продолжающийся 5 и более часов без перерыва с женщиной и мужчиной, кричащими в Ваши оба уха непонятные фразы, причем с громкостью не меньшей, чем это получается у брокеров Wall Street и требующими немедленных ответов на любые вопросы — а Вы еще ничего не знаете, так как Вы — полный новичок в английском? Не думаю… В мире превалирует следующий подход к обучению английскому: студент должен постоянно разговаривать на ломаном английском, не обращая никакого внимания на ошибки и верить, что это когда-нибудь в будущем (само по себе) приведет к тому, что он научится разговаривать на уровне ученика профессора Хиггинса…[?!]

Это все. Больше, даже гениальным современным педагогам, «пока» предложить бедолаге ученику нечего. Кроме вышеперечисленного, в Вашей «покупательской корзинке» [in your «сonsumer basket»], чтобы принести домой и «употребить» [купить, принести домой, включить аудио или видеопроигрыватель и эффективно учиться] просто больше ничего нет. Гениальная преподавательская мысль авторов методик и преподавателей школ иностранных языков, разработчиков революционных, ускоренных, быстрых, экспресс, rapid, fast, quick, интенсивных курсов выше пока взлететь не может. Да, к сожалению, каждый «популярный» [ставший таковым с помощью платной рекламы] курс следует именно одному или более «маршрутам», описанным выше. Трудно поверить, что десятки миллионов преподавателей языков не умеют обучать, но свято убеждены в обратном…

Почему почти никто никого и ничему не может обучить? Дело в том, что ни обычные люди, ни преподаватели языков, ни родившиеся в стране (носители языка), ни иностранцы — и понятия не имеют, абсолютно не знают [так и хочется сказать: «Знали, как, да забыли…»] как эффективно:

** Cтавить [вырабатывать правильное] произношение.

** Расширять словарный запас.

** Учить безупречному спелленгу [правописанию].

** Учить взрослых качественному чтению вслух, имитированию речи (образованных или рядовых) носителей языка.

А без освоения, как минимум, навыков правильного произношения, то есть умения правильно воспроизводить звуки (уметь модифицировать свои фонетические и артикуляционные привычки), стандартного (самого сложного, то есть употребляемого образованными носителями любого языка) ритма и интонации речи (а это возможно только через аудио- или визуальную демонстрацию ученику такого замедления и детализации тех странных (на первый взгляд — до тех пор, пока ты их сам не освоил), иностранных, чужих проговариваемых звуков и слов, чтобы их мог воспроизвести даже студент или преподаватель языка, которому «медведь «на рот» и на ухо наступил»), никто не сможет эффективно усовершенствовать свои знания любого языка.

Шестов: — Помните, если Вы не являетесь чудо-учеником (обычно хорошо «сам по себе» учится примерно один человек на каждые 50,000 [пятьдесят тысяч]), который чисто случайно сохранил присущие ребенку способности абсорбировать любую информацию без напряжения, Вы просто не в состоянии эффективно учиться с помощью прослушивания, просматривания, чтения или ведения любых разговоров [бесед]. Начиная с переходного возраста [13-15 лет, возраста, когда ребенок начинает считать себя взрослым и все больше и больше хамить своим преподавателям], чем старше Вы становитесь, тем больше Вы [точнее — Ваш мозг] переходите, перепрограммируетесь «матерью природой» в режим передачи информации другим, автоматически теряя способность работать в режиме приема информации. [См. совет N73, из книги «1001 совет про это…» — поищите на «Яндексе» — автор Владимир Владимирович Шахиджанян утверждает, что мальчики и девочки иногда становятся взрослыми уже в 11 лет.] Как и любой взрослый, если Вы не сможете восстановить свои детские способности обучаться эффективно — самое главное, умение имитировать других — Вы не сможете улучшить ни свой английский, ни усовершенствовать свои знания любого другого языка, ни эффективно осваивать любой профессиональный навык или учебный предмет. Если суммировать, то те, у кого не развиты имитационные способности (кто не умеет точно повторять за преподавателем какие-либо механические действия или словесное описание действий и т.п.) — не умеет учиться эффективно.

Кроме того, вне всякого сомнения, если Вы не научитесь разговаривать на стандартном языке (на котором общаются только высокообразованные люди), Вас никогда не допустят в «высшие слои общества» («языковую аристократию» любой страны) [Поразительно, но аристократические виды американского и британского английского почти идентичны!]. До конца жизни вы «обречены на скрытую дискриминацию» и будете восприниматься всеми интеллигентными носителями языка как «фермер», «бродяга» или «этот глупый иностранец» — вне зависимости от того, какие бы умные мысли не вырабатывались внутри Вашей головы. Я наблюдаю за этим феноменальным явлением давно — и всегда удивлялся, как даже иностранцы (из любых стран и во всех странах, независимо от языков, которыми они владели как родными или теми, которые они безуспешно пытались освоить), с учеными степенями в филологии родного языка или лингвистике иностранного, подвергались явной или скрытой обструкции cо стороны местных, причем даже «не весьма» образованных жителей.

Изучение любого нового или совершенствование любого «старого» [того, в котором Вы уже что-то понимаете] моторно-интеллектуального навыка требует не только изучения движений (при обучении языку — мимики, жестов и артикуляции), но и распознавания мозгом ученика, а затем и практического применения устных или письменных описаний того, что должно быть выучено [освоено], которые поступают от преподавателя. Если Ваш мозг не в состоянии четко следовать рекомендациям инструктора, Вы не можете ни улучшить Ваш уровень владения языком, ни учиться чему бы то ни было эффективно.

Еще один факт: сфера изучения или совершенствования в языках — это не тот раздел международного рынка, где все работает по принципу: «больше заплатил — больше получил». Во всем мире можно по пальцам пересчитать хороших преподавателей языка, в основном профессиональных театральных постановщиков голоса [как при обучении профессиональному пению], которые добиваются каких-либо видимых результатов, долгими месяцами работая с учеником один на один — тех преподавателей, которые действительно в состоянии модифицировать/улучшить чью-либо речь. Может показаться весьма забавным, но в XXI-ом веке у Вас меньше шансов действительно чему-нибудь научиться, чем их было бы у вас в XIX-ом.

Американские, испанские, русские и т.д. — носители и преподаватели своих языков, которые не умеют безошибочно говорить и писать на других [иностранных для себя] языках, должны восприниматься студентами — «потребителями их продуктов», как «профнепригодные» специалисты, то есть абсолютно неспособные к обучению иностранцев своим родным языкам, потому что они абсолютно не понимают проблем людей, которые не родились в их странах. Ни один из них даже не знает, как усовершенствовать свой собственный уровень владения любым языком. Американцы или британцы, например, вышли, естественным образом (то есть, не через чтение методик, филологических источников, обучение на курсах или штудирование самоучителей, а просто посредством того, что они родились и прожили, например, в Америке или Англии в течение 20-50 лет — естественно абсорбировав язык) на какой-либо уровень владения английским, но большинство из них также безнадежно застряли [попали в тупик], как и Вы — на одном и тот же уровне владения [иностранным или родным!] языком. Детство закончилось — язык естественным образом больше не совершенствуется. Точка. Они, вне всякого сомнения, абсолютно не знают как эффективно обучать своих соотечественников, не говоря уже об иностранцах. [to be continued]

ЧАСТЬ ПЯТАЯ

В каждой стране есть достаточное количество хороших «пользователей» [по аналогии с «пользователями» компьютеров, а не «программистами»] языка, но практически нет преподавателей, которые действительно могут передать свои знания любому взрослому (повторю: 13 или старше) ученику. Это две абсолютно разные вещи [профессии]: усовершенствоваться «как-то» — «где-то» в языке самому и научиться передавать эти знания другим.

Еще один факт, о котором Вы точно не задумывались. Преподаватели иностранных языков не осваивают языки по своим методикам (как мы уже определили — они этого сделать просто не могут, их курсы неэффективны). Они действуют по несколько упрощенной схеме: сначала они — неизвестно где и неизвестно как осваивают какой-либо иностранный язык, обычно на обезьянем [примитивном] уровне, а потом безуспешно пытаются его преподавать другим, изобретая различные дилетантские методики, то есть проводят педагогические, иногда бесполезные, иногда опасные для здоровья эксперименты над живыми людьми!

Большинство создателей учебников грамматики и стилистики даже точно не помнят, что сами написали (переписали у кого-то или что-либо в этом роде), что, вне всякого сомнения, значит, что они не могут обучить даже самих себя (то есть, не имеют системы запоминания)! Эти «друзья», как правило, не могут применить свои собственноручно сформулированные правила и принципы в реальной жизни. Если даже они стали писателями [безупречно пишущими людьми — экспертами в этой области] в письменной речи, то это тоже автоматически не значит, что они умеют безупречно говорить и, безусловно, не значит, что они могут работать как терпеливые и эффективные преподаватели. Такие люди слишком умны для начинающих учеников; они [преподаватели] не понимают их [учеников] проблем. Именно узкую специализацию преподавателей, писателей, специалистов по ведению разговора (лекторов, политиков и т.п.) и дикторов можно частично обвинить в создании такой невыносимой [невероятно дилетантской и неэффективной] ситуации с методами улучшения знания любого языка в 20-ом, а теперь уже и в 21-ом столетии. Видите ли, все формы владения языком можно и нужно улучшать только в комплексе, одновременно, вместе. Узкая специализация современных преподавателей этого делать не позволяет.

Иностранцы, которые начали учить американский вариант английского языка в возрасте 13-15 или старше, не в состоянии научиться безупречно говорить и писать. Абсолютно неважно, насколько они интеллигентны и умны, неважно, какие курсы, колледжи или университеты они закончили или закончат, применительно к изучению языка — они такие же взрослые, как и Вы. Они сами обычно нуждаются в устных и письменных переводчиках и дикторах (сами не могут идеально начитать на аудионоситель ни одну из серьезных книг).

Попросите авторов курсов английского (которые утверждают, что они, якобы, выучили язык во взрослом возрасте, не находясь в англоязычной стране) из Вашей родной страны произнести и написать по буквам и без ошибок любые (например, сложные для Вас) слова, и вы убедитесь, что я прав. Попробуйте представить себе, что большинство иностранных преподавателей английского даже не могут выполнять упражнения из собственных учебников, курсов или «самоучителей»! Они не желают издеваться над собой, потому что они знают, что это бесполезно [не помогает выучить язык или усовершенствоваться в языке]. Получается, что любой человек, у которого есть достаточно денег, чтобы публиковать объявления и производить телевизионные платные рекламные программы [по-английски, «infomercials»] уже является превосходным преподавателем-методистом , готов к обучению всех и всему [никакой профессиональной подготовки и умения обучать не требуется]!

Я широко публиковал мои статьи и книги в течение достаточного количества лет, многие методисты, безусловно, их уже внимательно прочитали. Почему же они не стали лучше работать? Если бы они просто были лентяями и не хотели совершенствоваться, это было бы очень хорошим объяснением происходящему, но правда заключается в том, что они не могут улучшить даже свои собственные познания в языке, потому что они не используют описанные мной природные законы обучения и изучения [упрямо не идут на очные курсы к журналисту-россиянину] и при этом продолжают беззастенчиво делать вид, что они знают, как надо учить других! А в результате, они не могут улучшить самих себя [научиться эффективно преподавать] и действуют как обучающие, кем-то запрограммированные и направляемые «зомби». А кое-кто, бизнесмены по призванию, прекрасно понимая неэффективность своей «обучающей продукции», просто действуют по принципу: «мы и так успешно продаем такие курсы — будем продолжать это делать, пока их покупают простачки и пока у нас еще есть деньги на рекламу»…

Большинство преподавателей (американских или иностранных) имеют большие проблемы с улучшением собственных словарных запасов и спелленга [правописания] так же, как и обычные люди — не филологи. Но в течение последнего столетия — столетия быстрого обучения [fast learning] или супер обучения [super learning] — они чудесным образом научились блестяще продавать свои курсы. Они — профессионалы по продаже курсов, а не по обучению языку. Преподаватели без знаний или педагогических способностей — сапожники без сапог. Большинство иностранных авторов ускоренных [accelerated] курсов и методов в течение десятков лет не смогли улучшить, например, свой собственный американский английский. Что-то очень забавное происходит на планете в области обучения языкам [Something is rotten in the Kingdom of Denmark…]. Они пытаются убедить Вас и нас всех в следующем: «Я замечательный преподаватель! Кому какое дело, что я не умею ездить на велосипеде, зато у меня есть лицензия на право обучать. Я не обязан демонстрировать или иметь блестящие навыки в предмете, который преподаю! Достаточно того, что я имею право преподавать, что я и делаю, как могу. Главное- себя правильно подать. И пусть кто-нибудь докажет моему юристу, что это я не умею обучать! Нет это я всем докажу, что это Вы неспособны по причине кривобокости и дурного поведения!»

Идем дальше. Если Вы создаете курс обучения письменному английскому, Вы обязаны уметь обучать письменному английскому, а не только быть самому хорошим писателем. А иначе Вы — не преподаватель [а жулик, шарлатан или честный, но наивный человек]!

Если Вы хотите обучать людей спелленгу, Вы лично должны быть безупречным специалистом по спелленгу, Вы должны знать, как с легкостью улучшать (расширять) свое собственное умение не делать ошибок при написании [в процессе изучении] слов + Вы обязаны знать и уметь обучать других [передавать свои знания другим]. А иначе Вы — не преподаватель [а жулик, шарлатан или современный митрофанушка.]!

Если Вы обучаете других системе фонетики, Вы должны прекрасно разбираться в системe фонетики (как в ее практическом использовании,так и в мельчайших подробностях этимологии [как они произошли]) сами + Вы обязаны уметь передать свои знания любому студенту. А иначе Вы — не преподаватель [а жулик, шарлатан или прекрасный бизнесмен]!

Вы ведь прекрасно понимаете, что я имею в виду!? Правильно, это понятно нам, но не преподавателям языков и других гуманитарных дисциплин. Почему еще и гуманитарных дисциплин? Да потому, что обучение гуманитарным предметам базируется на изучении новых терминов и понятий, то есть беспрерывном совершенствовании уровня владения родным языком. Например, американская (и любая другая, западная, то есть «прогрессивная») система образования (частного и государственного) в наши дни существует не для обучения людей. [to be continued]

ЧАСТЬ ШЕСТАЯ

За собственные деньги студентов, она [система] «благосклонно позволяет» студентам учиться самостоятельно, при этом требует от них регулярных «докладов» преподавателям (о том, «что было выучено»), давая «просветителям» право периодически тестировать [проверять] успехи «своих студентов». Рыночная экономика, если можно так выразиться, убила хорошее и эффективное обучение языкам. В условиях, когда большинство иностранцев и родителей американских учеников требуют от «героев педагогического труда», не зная, как точно сформулировать свои требования, «хоть что-нибудь» или «обучение вообще» [не оговаривая конкретных конечных результатов — родители учеников и студенты-иностранцы просто не знают, что конкретно требовать], обучающие структуры дают им [в обмен на плату за обучение] именно это [то есть «ничего» — «непонятно что» — «непонятно в какие сроки» и т.п.] и не более того. Если бы люди вместо того, чтобы «потакать гордецам, лентяям, бизнесменам и шарлатанам», стали бы требовать от «наставников» только действительно эффективные, хорошие курсы и отказались бы от приобретения жульнических и фальшиво революционных, интенсивных, ускоренных и т.д. курсов, рынок [нормальные условия для процветания в условиях реальных рыночных отношений: хороший продукт — покупаю, плохой — нет] бы быстро заставил преподавателей-методистов иностранных и родных языков разработать действительно качественные эффективные обучающие продукты. А пока мы вынуждены иметь дело с полным дилетантским «методическим хаосом»…

Корр.: — Недавно в международном ежемесячнике [газета] «Совершенно Секретно» [по-английски: «Top Secret»], я прочитала следующее:

«В 70-е годы в Болгарии под руководством профессора Георгия Лозанова опробовали новую методику стимуляции творческой деятельности человека. Были отобраны три десятка добровольцев — абсолютно здоровых молодых людей. Мужчины — контрразведчики и разведчики, женщины — стюардессы. По особой методике они должны были овладеть различными навыками, в т.ч. ускоренным курсом изучения иностранных языков. Первоначальные результаты превзошли все ожидания. И все же эксперимент были вынуждены прекратить: врачи обнаружили у подопечных не только нервные, но и гормональные нарушения. «Спустя три-пять лет, — вспоминает участник экспериментов, психотерапевт профессор Тодор Дичев, — многие серьезно заболели физически и психически… У мужчин начала развиваться утомляемость, агрессивность, провалы в памяти; происходило постепенно истощение мозга и впоследствии наступала смерть. У женщин были другие нарушения: гормональные изменения, злокачественные образования… Различные методы лечения не помогли остановить процессы, которые еще более углублялись. Мы наблюдали участников эксперимента в течение семи лет, по истечении которых никого из них не осталось в живых. Вспомните, это были люди с железным здоровьем…»

В чем дело? Перерасход энергетических резервов привел к снижению иммунитета организма. Своего рода психоэнергетический СПИД…» Могли бы Вы это прокомментировать?

Шестов: - Это — вопрос «на засыпку». Поразительная информация. Даже до такого дело доходило? Скорее всего, эта информация долгое время была засекречена и хранилась в глубоких подвалах бывшего болгарского коммунистического правительства (которое, как я слышал, вместе с одним из тогдашних руководителей СССР, оказывало исследованиям этого ученого и его московского последователя [специалиста по обучению машинописи и иностранным языкам!] В.Петрусинского спонсорскую поддержку и покровительство). Как Вы помните, в 19 веке была разработана «продвинутая» техника «приобретения»/освоения иностранного языка, описанная Чарльзом Берлицем. Эта технология в дальнейшем была развита доктором Георгием Лозановым. Методы Лозанова широко использовались в Московском Государственном Университете профессором Галиной Китайгородской (одной из «титанов» интенсивного обучения языкам [советую заглянуть на ее «английскую» страницу в интернете]). Широко известны методические инновации знаменитого педагога Игоря Шехтера. Последние улучшения и дополнения в методику «продвинутых» методов по «приобретению» [именно, «абсорбированию» или «приобретению», а не «изучению»!] были опубликованы Полем Пимслером. А потом еще «кое-кем» — представителями новых «свежих» направлений: «быстрое проговаривание «в унисон» с профессиональным диктором, с одновременным слежением глазами по тексту», перемежающееся с выполнением упражнений, построенных по типу «театр одного актера» [ученик — и актер, и режиссер, и преподаватель…] и «длительное просматривание мелькающих на экране иностранных слов».

В течение двух последних десятилетий г-жа Sheila Ostrander и ее партнеры написали и издали много книг и/или громогласно рекомендовали курсы, восхваляющие и возвеличивающие исследования Лозанова, заявляя, например, в одной из них («SupremeLearning 2000″), что-то типа: доктор Лозанов — это отец-основатель современных ускоренных [accelerated] методов обучения. Приблизительно с начала 1980 годов и по сей день многие международные преподаватели-лингвисты, почему — мне точно неизвестно, видимо «с легкой руки» г-жи Острандэр, стали называть доктора Лозанова основоположником ускоренного подхода к изучению иностранных языков и своим наставником, считать за честь называть себя его последователями. Я лично не слышал никаких восторженных историй от учеников Берлица, Лозанова и от продолжателей их дела, знаю одно — их коммерческие объявления и здания школ выглядят очень убедительно. Возвращаясь к теме болгарского доктора-психолога, следует заметить, что в наши дни трудно встретить в США, России, Латинской Америке, Европе или Австралии «преподавателя — методиста — новатора», специалиста по нейро-лингвистическому программированию, мнемонике или обучению с помощью воздействия на мозг скрытым 25 кадром, который бы не ссылался на учения или опыты «Великого Лозанова». Я к нему тоже отношусь с большим уважением. Правда, я еще ни разу не слышал, чтобы все его «подопечные» погибли в «страшных мучениях»… (Видимо, его последователям тоже никто об этом не рассказал.) Вот до чего эти трамваи (то бишь экспериментальное воздействие на подсознание) доводят… Идете на обучение — спрашивайте прямым текстом, «а не лозановский ли вы ученик?». Многие из моих учеников — выпускники «курсов иностранных языков последователей психолога Георгия Лозанова» — произношение обычно «ни к черту», уровень владения языком — «обезьянний»; сколько бы они месяцев или лет по этим прогрессивным методам не отзанимались… Могу сказать одно. Я всегда советую коллегам «не перегибать палку» и апробировать на себе все новые сомнительные методики. Ускорять обучение нужно и можно, но только очень осторожно. А учеников к интенсивному обучению (получению больших объемов новой информации) нужно специально подготовить, как бы «разогреть»: нельзя бросать необстрелянных новичков на передовую… Каждый ученый-естествоиспытатель должен быть очень осторожным — хорошо все проверить и взвесить, перед тем как использовать новые методы на живых людях.

Испытав на себе все новейшие методы обучения языкам, я давно пришел к выводу, что неподготовленный мозг как бы сопротивляется попыткам (особенно в интенсивном режиме, т.е. значительно быстрее, чем он это делал прежде) «введения» в него новой, непонятной или чужеродной информации. А тем более ему «неприятно», когда его вынуждают повторять подобные «умные процедуры» десятки или даже сотни раз. Через «не хочу». Особенно, если от этих интеллектуальных «инъекций ни произношение, ни понимание, ни умение общаться или писать на правильном языке, который изучается, у «подопытных студентов» явно не улучшаются: знания не переходят в актив. [to be continued]

ЧАСТЬ СЕДЬМАЯ

Я считаю, что если мозг студента действительно записывает [запоминает] «что-либо», в результате применения каких-либо инновационных accelerated обучающих методов, созданных людьми, которые точно не знают, что они делают, и не попробовавших эти технологии на себе, то это «что-либо» (имеется в виду информация, «удержавшаяся в памяти студента»), в основном, остается в пассивном «отделе» памяти ученика — и тут мы снова имеем дело с ситуацией, когда ни студент, ни преподаватель не знают, как ее [якобы «усвоенную» информацию] оттуда [из пассивного отдела памяти/мозга] извлечь.

Мой опыт преподавателя-методиста говорит, что, чем большее количество раз вы повторите упражнения, разработанные «кабинетными учеными-естествоиспытателями», то есть пройдете через одни и те же учебные материалы (используя, например, скорочтение, «скоропросматривание» мелькающих перед глазами картинок или слов, «скоропрослушивание невесть чего», некачественное «скоропроговаривание», ведение [попытка] «беглого разговора» или скоропись), тем больший вред вы нанесете мозгу, вашему здоровью и способности осваивать новое: будь то учебный предмет или профессиональный навык. Выработаете неправильные, устойчивые, весьма вредные «условно-рефлекторные» привычки. Вы станете, например, «наплевательски» относиться к собственным: «гадкому» способу произнесения слов, низкому «обезьянему» уровню понимания любых текстов (с которыми Вам придется работать после прохождения такого «инновационного» курса), некачественному спелленгу и т.п. Старая поговорка гласит: «Повторение — мать учения.» К сожалению, я вынужден со всей ответственностью Вам заявить, что для взрослого ученика «грязное [некачественное, невнимательное и т.д.] повторение — не мать учения», то есть злоупотребление повторениями может нанести и наносит невосполнимый ущерб Вашим способностям учиться эффективно.

Корр.: — Удивительно. Все хорошо понимают, что, если позволить кому-либо (даже ребенку, с его цепким восприятием и способностью улучшать — модифицировать — свое поведение) играть на рояле всегда с ошибками, то такой ученик никогда не станет хорошим пианистом! А когда речь идет о совершенствовании родного или иностранного языка взрослыми…

Шестов: - Да, к сожалению, многие не отдают себе отчета в том, что первоначально невнимательное прослушивание или просматривание таковыми и останутся, а чтение вслух (за или вместе c профессиональным диктором) текстов на ломаном английском устойчивых, качественных навыков ведения разговора не выработает. «Грязное количество» не переходит в качество! Не в состоянии взрослый мозг эволюционировать в таком направлении. Что повторил неправильно сегодня, то и выговоришь «автоматически» как завтра, так и через двадцать лет… Опасайтесь многократных, некачественных повторений, на которые Вас провоцируют занятия на курсах и по самоучителям. Никакого улучшения не будет! Быстрое и эффективное совершенствование любого уровня владения английским невозможно без освоения навыков:

** правильного произношения,

** имитирования речи образованных носителей языка,

** качественного (внимательного и безошибочного) чтения вслух и про себя, и без «привития» студенту рефлекторно-уважительного отношения к каждому слову и т.д.

Корр.: — Видимо, без умелого преподавателя желающим усовершенствоваться в американском английском не обойтись. Ведь всем понятно, что занимаясь самостоятельно только по начитанным местными дикторами (на обычной скорости) аудиоматериалам и книгам, фонетику и артикуляцию, например, не усвоишь. Подкреплю мои выводы письмом в редакцию от читателя, который приобрел один из Ваших новых аудио-видео курсов.

«Может быть, стоит пересесть в автомобиль с круглыми колесами?»

Я приехал в Америку не так давно. На родине работал архитектором. Знания английского на уровне выпускника технического вуза [то есть, «обычные» — уметь читать и переводить со словарем]. Хотелось найти наиболее эффективный путь к языку.

И сразу же столкнулся с главным препятствием — как же правильно прочитать и произнести английское слово. Самоучители уделяют этому непонятно «скромное» внимание. Фонетическая транскрипция в знаках международной системы (видимо, придуманная британскими колонизаторами для примитивного обучения жителей Индии — крайне неточная и непонятная) фактически является еще одним — промежуточным — английским и сама по себе требует неопределенно долгого времени на обучение. Ни аудио-, ни видео-, ни обычные книги, не умеют говорить — пояснять слова так же четко и доходчиво, как если бы их читал сам автор для своего четырех-пятилетнего сына или дочери.

Многочисленные модификации говорящих электронных словарей проговаривают слова и фразы явно с каким-то из ближневосточных акцентов; даже на механически замедленной скорости (что никак не помогает — звуки на членораздельные и свободно воспроизводимые иностранцем, сегменты все равно не разлагаются), весьма интеллигентный человек, не в состоянии их уловить (услышать) и воспроизвести (повторить) ни единого слова правильно.

Два месяца я посещал одни из многочисленных курсов — нужно было просто повторять за преподавателем быстро произносимый им текст — как кто сможет [плохо — не плохо, неправильно, гадко — не гадко — никого не касалось]. Тут-то и рождаются деформированные знания-уроды. После таких занятий люди выходят, прочно и навсегда заучив какие-то чудовищные зачатки знаний не реального языка, а какого-то англо-испанского, англо-китайского, англо-русского жаргона.

Я продолжал поиски. И вот я в нью-йоркском Центре SupremeLearning Михаила Шестова и Robin Robertson. Просмотрел и прослушал демонстрацию видео- и аудиоматериалов по созданной им и его американским партнером системе. И сразу понял — нашел то, что надо.

Фундамент методики Шестова-Robertson — обучение умению правильно прочитать и произнести любое английское слово. Это достигается необычайно замедленным — в десять-тридцать раз — многократным произнесением чередующихся, ступенями, с более быстрым [произнесением], вплоть до обычного, каждого сложного английского слова в составе сложных предложений. Все это озвучивается Михаилом Шестовым и дикторами телевидения на безупречном современном стандартном «идеализированном» американском английском.

Любой начинающий или желающий усовершенствоваться в языке может детально, по элементам, услышать, увидеть, прочитать и затем красиво и правильно произнести любое слово [по памяти]. У иностранца рождается новая для него способность использования своего речевого аппарата.

Расширяется возможность самостоятельного изучения языков с использованием целого арсенала технических средств, уже созданных Центром Шестова-Robertson.

Непонятно, почему при столь явном преимуществе метода он применяется в таких скромных масштабах, почему его игнорируют преподаватели языка всех стран? Введение в курсы любых обучающих структур даже элементов этой системы резко повысит их эффективность.

Человек не сразу пришел к изобретению колеса. И сегодня, садясь в авто, мы не задумываемся, а почему собственно колеса круглые. Так почему же эти многочисленные всемирные обучающие структуры, во всяком случае их подавляющее большинство, продолжают пытаться ехать на квадратных колесах, спотыкаясь и выпуская людей с изначально-изуродованным языком своей новой родины?

Сколько средств, времени и сил миллионов людей тратится впустую. Как-то нерационально это для такой страны, как Америка, где именно благодаря рациональности технологий достигнуты лучшие в мире результаты работы экономики (а образование — ее важнейшая составная часть) в целом.

Олег Трипольский
1175 Findlay Ave., Apt. 3T
Bronx, NY, 10456, USA
Ph.1-718-588-2540″

Михаил, Вы мне представляетесь Давидом, пытающимся бороться с Голиафом…

Шестов: — Спасибо Олегу и тысячам других учеников за понимание, поддержку и признание. Непросто работать — «В стране слепых — кривой чужак не король» [обыгрываетcя известная английская поговорка: «В стране слепых и одноглазый (кривой) человек — король».]. Сложно пытаться помогать коллегам в обстановке всеобщего высокомерного «непонимания природных законов эффективного изучения и, естественно, обучения других», да и вообще людям, как нужно правильно учить и совершенствовать английский. Как адвокату потребителя в области образования — в этой, вероятнее всего нарочно запутанной коммерциализированными обучающими структурами, сфере — очень сложно кого-либо, с устоявшимися за годы обучения в школе и университете взглядами, переубедить. Если бы я не был журналистом-международником, я бы не смог бы убедить ни единого человека, в том, что ни ученикам, ни преподавателям мира гордиться нечем: не обучением языкам в наши дни они занимаются, а пустой тратой времени и денег. Я, по роду профессии, могу донести здравые мысли до достаточного количества людей. Ну а что делать тем талантливым преподавателям (а в мире такие есть), которые знают языки и умеют их преподавать, но не могут ни широко реализовать на практике свой творческий потенциал в массовом обучении реально нуждающихся в нем студентов, ни сделать известными свои личные достижения, потому что им никто не предоставляет трибуны, например такой, какая есть у меня. Почему крупные частные и государственные агенства и корпорации не замечают этих талантливых педагогов, а упорно эксклюзивно спонсируют только те методические разработки, которые пропагандируют неэффективные методы обучения и изучения? [to be continued]

ЧАСТЬ ВОСЬМАЯ

Например, кто бы поверил обычному традиционному преподавателю языка или школьному учителю, если бы они попытались доказать, что американцы не умеют преподавать свой родной язык иностранцам?.. Что они не понимают проблем «пришельца из другой страны»? Ваши соотечественники не могут преподавать американский английский потому, что они не смогли его выучить на таком хорошем уровне (ни по собственным, ни по чужим методикам), чтобы эффективно передавать свои знания другим.

Правда и реальность заключаются в том, что в данный момент Вы можете приобрести на международном рынке только языковые курсы, созданные для «необразованного дилетантского массового потребителя», который (проверено на практике) даже не будет жаловаться (не сообразит «на что»). Не существует эффективных методов освоения гуманитарных знаний ни в Северной Америке (ни в Латинской Америке, ни в Евразии, ни тем более в других регионах планеты). Все, что Вы учите (усваиваете, запоминаете, а затем применяете на практике), Вы учите самостоятельно. Методические рекомендации преподавателей, учебников и самоучителей только мешают… Размер суммы денег, которые Вы платите преподавателям или колледжам, значения не имеет; в любом случае, именно Вас заставляют всюду разыскивать никому не нужную информацию, затем запоминать ее, затем пытаться ее удержать в долговременной памяти и использовать в нужную минуту. В мире не существует ни массовых, ни элитных методов эффективного запоминания, удержания и «вспоминания» [достаточного быстрого нахождения информации в памяти] — они существуют только в информационных рекламных объявлениях всех видов и в проспектах различных «школ». Как Вы знаете, публикуется огромное количество объявлений, но до 95% иностранцев, включая их наиболее образованную часть — иностранных журналистов — так и не могут выучить правильный английский — ни за 5, ни за 25 лет, даже если они все это время находятся в стране! Ситуация крайне невеселая…

Корр.: — Остается пожелать американцам научиться лучше обучать, а преподавателям — иностранцам «отточить» свои познания в языке и так далее. А теперь главные вопросы: как же усовершенствоваться в американском английском? и что нам мешает выучить этот язык?

Шестов: — Сначала отвечаю на второй вопрос. Существующая система образования, по типу «Большого Брата» [из романа Джорджа Оруэлла, 1984], с умыслом или без умысла, продолжает наблюдать за всеми новыми технологиями, в то же время стараясь предупредить любого типа резкие «прорывы» [улучшения] в эффективности обучения со стороны талантливых «инновационных» преподавателей (которые не принадлежат к главным направлениям традиционных «интенсивщиков»), пытающихся широко распространить свои по-настоящему прогрессивные технологии изучения и обучения [«краткая история»: «пару» десятилетий назад было только традиционное обучение, затем было изобретено интенсивное, а затем государственные органы и корпорации стали поддерживать только основные направления интенсивного, тем самым превратив его в своего рода подвид «традиционного». Круг замкнулся!].

Почему? Во-первых, более эффективное обучение требует больших объемов работ со стороны преподавателей и администрации существующих обучающих структур! Реальное (а не халтурное) обучение — это тяжелая работа! Похоже, что только интернет может обеспечить реально равные возможности и настоящее соревнование. Все остальные органы пропаганды и рекламы упрямо продолжают рекламировать бесталанных «героев педагогического труда». Во-вторых, если школы и колледжи имеют достаточно средств [денег] для производства и размещения рекламы, могут привлечь студентов, обеспечить своевременную выплату своим сотрудникам гонораров и зарплат, зачем им улучшать свои обучающие технологии, тем самым укорачивая сроки пребывания учащихся в их заведениях и получая меньше денежных средств за меньшее количество месяцев пребывания «клиентов» в их «школах»? Проблемы эффективного обучения и переобучения взрослых могут быть решены очень быстро, если влиятельные обучающие [руководящие и направляющие] структуры этого действительно захотят.

По поводу Вашего первого вопроса: ключ к пониманию проблемы обучения находится в человеческом генетическом коде: мозг взрослого работает принципиально иначе, чем у ребенка. Ребенок естественно и без напряжения имитирует манеру поведения и речь взрослого. А зрелого человека нужно этому специально обучать — разучился [имитировать]! Утратил способность или подспудно не желает в точности (качественно) подражать другим «авторитетам» [то есть, таким же взрослым, как и он сам — равных ему по возрасту, то есть, генетически, по «положению в обществе»]. Идеальные образованные дикторы больше не являются достаточными авторитетными «особями», достойным подражания. Более того, точное имитирование считается между взрослыми «ребячеством». И никакие «зато» не помогают: зато у взрослых есть основа для ассоциаций (ассоциативное мышление), зато есть общая культура (имеют достаточно базовых знаний об истории человечества и взаимоотношениях между людьми), зато взрослые усидчивы…

Корр.: - Известны опыты с шимпанзе, не умевшим разбивать орехи: когда он в возрасте шести лет попал к сородичам, то так и не освоил эту науку, несмотря на то, что все взрослые особи беспрестанно показывали ему, что и как надо делать (все они умели это делать, для них это было и казалось абсолютно элементарным). Абсолютно ясно, что от любого количества текстов, «грязно» (с плохим произношением) прочитанных за диктором, ни иностранный акцент не снижается, ни разговорный английский не улучшается.

Шестов: — Верно, «кушаешь и слушаешь» [продолжай с аппетитом есть, в то время когда слушаешь «учебные» аудио- или видеозаписи или смотришь «уроки» инструкторов по телевидению], «слушаешь, читаешь и повторяешь за диктором» и т.п. — без предварительной постановки произношения работают явно неэффективно. Нельзя сказать, что «взрослый» мозг действует хуже, просто он работает по другим законам абсорбирования [усвоения] информации. Поэтому для успешного обучения людей «неюношеского» возраста необходим другой педагогический [обучающий] подход: более перфекционистский, иными словами основанный на стремлении к совершенству, а именно к интеллигентному произношению, точному следованию ритму и интонации «модельного» преподавателя и абсолютной грамотности («чувство языка» — особый навык, который сам по себе формируется у некоторых людей в детстве и который позволяет его обладателю писать слова и безупречно помнить их буквенный состав вообще без знания/вспоминания каких-либо правил грамматики или правописания). [to be continued]

ЧАСТЬ ДЕВЯТАЯ

Пути применения этого метода просты. Взрослому необходимо восстановить или создать заново навыки эффективного обучения: способность концентрироваться на новом, незнакомом, непонятном, письменном или устном учебном материале, выработать стойкую привычку внимательно относиться к изучаемому, через, например, комплексное улучшение или полную перестройку его способа артикулирования иностранных звуков. Причем уделить этому («постановке произношения») не «20-30 минут в день», как это обычно делается, а не менее 16-20 часов, в течение 5-8 дней (эти цифры, конечно, базируются на выполнении учениками правильных упражнений). Ведь взрослому нельзя позволять произносить и записывать слова неправильно, что достигается только путем замедления скорости подачи учебного материала, хоть до одного слова в минуту, и обеспечения — «не мытьем, так катаньем» — безупречного качества работы мышц рта, голосовых связок или, например, рук при совершенствовании стиля письма на клавиатуре компьютера.

Как это осуществить практически? Очно: любая ошибка должна «наказываться» работой над «ошибочным сегментом», а затем повторением всего упражнения заново [сначала]. Заочно: до тех пор, пока не поставлено произношение, ученику запрещается громко проговаривать «неправильности» [неправильно произносить слова и звукосочетания]. Но самое главное то, что, следуя природным [генетическим] законам освоения информации, следует понимать [вкратце, упрощенно] так:

взрослого (старше 14 лет) необходимо снова научить учиться, то есть помочь ему освоить навык качественного имитирования чужих, при любых обстоятельствах, странных и непривычных, безупречных движений мышц рта и безошибочного копирования грамотных письменных текстов.

Особо подчеркну: все курсы (изучения «с нуля» или улучшения) американского английского (да и любого другого языка) должны предваряться вводными фонетическо-артикуляционными уроками, проводимыми преподавателями только на безошибочной основе! И лишь после постановки произношения, ритма и интонации речи можно будет вернуться к методике «а-ля ‘Ералаш'» [«сидение» в лингафонных кабинетах, дома или в машине с «наушниками» — головными телефонами — в ушах или повторение за профессиональными дикторами; см. Part 1 данного семинара-интервью.] перейти к абсорбированию грамматики, стилистики, многозначности слова — через выразительное чтение сложных текстов и другие виды упражнений.

…Тот, кто освоил английский естественным образом: «повезло» — попал в Америку в детском возрасте (так же как любой американский мальчик или девочка, то есть через подражание сверстникам) не понимает, так же как и американец, проблем своих бывших соотечественников, не умеет ни качественно переводить с английского языка и обратно, ни обучать других! В его голове сформировались два независимых языковых архива. Проще говоря, если у вас через занятия на обычных очных курсах или по обычному примитивному самоучителю также сформируется привычка «выключать (во время общения с американцами) родной (китайский, испанский, русский) языковой архив», ваш мозг и будет всегда оперировать только этим, абы-как освоенным, «примитивом». Ваш мозг не сможет (в течение любого разговора на нормальной, то есть быстрой скорости) быстро извлекать и использовать информацию, например, серьезные знания из Вашего предыдущего «зарубежного» жизненного опыта!?

Интеллигентного иностранца (который не собирается всю жизнь работать официантом или мойщиком посуды в бруклинском кафе), например, такой скудный словарный «рацион» абсолютно не устраивает… Поясню. Беда в том, что человек, который быстро и прочно освоил ломаный английский, обычно не в состоянии его усовершенствовать! В связи с глубоко укоренившимся в Америке мнением, что иностранец первые десять лет, должен «мыть полы» и «делать грязную работу», как бы «отрабатывать» разрешение проживать в супердержаве, никто его тут не стремится научить выражаться интеллигентно. Средства на рекламу у «школ» есть, а желания повышать эффективность методов обучения — нет пока.

Корр.: — Это верно. Все называют свои методики эффективными, революционными, обещают, что вы выучите английский «как родной», а результатов особых что-то не видно..

Шестов: — Именно по причине незнания вышеприведенных фактов, «языковое эволюционирование» иммигранта протекает следующим образом. Даже человек, пытающийся серьезно изучать американский английский, обычно проходит несколько этапов: приобретает за 3-10 лет (благодаря, но чаще вопреки занятиям на любых курсах, которые обычно только «помогают» намертво заучить архипримитивнейший стиль ведения разговора), некоторый стандартный словарный запас (300-1000 бытовых или профессиональных слов — «активно» — в зависимости от его жизненной ситуации), при этом у него плохое произношение и жалкая практическая грамматика…

Корр.: — Учебников грамматики и стилистики — «пруд — пруди», а в реальной устной и письменной речи — «в стрессовых ситуациях» — правила применять никто не может.

Шестов: — Да, кому нужны тысячи учебников, если даже профессиональные американские литераторы жалуются, что не все правила описаны и что способа их запоминания просто нет. Это — «справочники», написанные живыми людьми, отражающие их индивидуальные фантазии и взгляды на предмет. Нет единого государственного стандарта — «частный хаос». Дальше — больше. Авторы пособий по грамматике не знают и не умеют следовать собственноручно сформулированным или описанным правилам! Такое ощущение, что они их писали «для дяди». Или, может быть, он их за них писал… Вот до чего «узкая специализация» мировых лингвистов довела! [Как в анекдоте: «чукча — писатель, а не декламатор или читатель»…] Сидят, наверное, многие из них, годами плагиатируют или делают компиляции из чужих работ — такая «работа» любому современному филологу «по плечу», если больше ничего от тебя не требуется (деньги на бравурную саморекламу от «структур» есть), а твои «учебники» и «самоучители» продолжают раскупать дилетанты…

Корр.: — Это верно. Обсуждаешь с иным косноязычным автором его работу и ловишь себя на мысли: «Этот учебник написан не им». Сам ничего не помнит!

Шестов: — Правильно, нет системы запоминания! Попросите типичного автора учебника поговорить, грамматически правильно, отчетливо и понятно на любую тему. Он, скорее всего, скажет: «У меня сегодня нет настроения». Или выразительно почитать вслух свое пособие, выговорит: «Очки забыл»… Но мы немного отвлеклись. Так вот, после освоения начального ломаного английского, каждый следующий шаг в изучении языка, каждая дополнительная попытка иммигранта пройти очередной курс приносит еще несколько новых слов и… глубокое разочарование.

При максимальных усилиях человек словно в стенку упирается: в его распоряжении 1000-1200 слов плюс тяжелый русский (китайский, испанский, палестинский и т.д.) акцент плюс примитивная грамматика, отвратительные ритм и интонация речи. Все это касается только способности разговаривать и читать, писать практически невозможно, разве что анкету на участие в лотерее «Marlboro», например, заполнить или интенсивный курс английского разработать. «Дальше — тишина», следуя Шекспиру… [to be continued]

ЧАСТЬ ДЕСЯТАЯ

Корр.: — Картина ясна… Не поделитесь ли с нашими читателями некоторыми из ваших методических секретов, именно теми, которые позволяют Вам гарантировать студентам выход из вышеописанного «порочного замкнутого круга — в разомкнутом виде», т.е. быстро выучить «с нуля» или усовершенствоваться в американском английском?

Шестов: — С удовольствием. Я попытаюсь сделать краткий обзор.

Система SupremeLearning имеет в своем «арсенале» следующие практические новинки:

«медленное чтение», вслух и про себя (не проскакивать через целые смысловые блоки и сложные слова, поверхностно понимая кое-что из содержания, но скрупулезно и — вначале — действительно медленно прорабатывать текст) — для постановки эталонного произношения, освоения стандартного ритма и интонации;

применение «пальцевой памяти» (эффективная работа мозга по усвоению новой, «чужеродной» информации, которая, как не всем известно, непосредственно связана с мельчайшими, но безошибочно-точными, стандартными движениями кончиков пальцев и кистей рук при записи иностранных символов);

восстановление способности непроизвольной имитации речи преподавателей или образованных носителей языка (их артикуляции, манер, эмоционального контекста речи и т.п.);

исправление всех собственных ошибок (учитель постоянно «мелочно» поправляет ученика, пока не добивается абсолютно правильного результата, каковой и остается в памяти, или студенту — очнику или заочнику — предлагается для самостоятельных занятий учебный материал, «разжеванный» до такой степени, что обучаемый не в состоянии делать грубые ошибки);

соединение устной (слова и сложные предложения многократно, но в разной манере, произносятся вслух, это, конечно, «работает» только при условии, что они подобраны таким образом, чтобы при каждом их повторении ученик, безусловно, усваивает больше и больше информации) и письменной («ключевые» тексты двух-четырехкратно записываются рукой или на клавиатуре компьютера по методу Шестова, с применением специального метода «самодиктовки») речи… и, например, такую «старинку»:

многократное (3-4 раза), но не чрезмерное, повторение пройденного (как нового, так и знакомого по предыдущим попыткам освоить английский — специально подобранных «ключевых» сегментов учебного материала).

Корр.: — Да, профессиональная подготовка — умение грамматически правильно разговаривать и писать (исключая «пару человек — здесь и там» в США и Канаде; здесь, как правило, в преподаватели идут только те индивидуумы, в которых никто и нигде больше не нуждается. Почему? Относительно маленькая зарплата и никакой ответственности за конечные результаты) — преподавателей и авторов интенсивных курсов американского английского всех стран оставляет желать лучшего. Как надоело слышать «овзер», «(в)зэ», «быч» и другие «перлы», я так полагаю, не только мне…

Шестов: — Людям пора приступить к проверке преподавателей на «профпригодность». Пригласите, как я уже советовал, любого автора (якобы освоившего английский в зрелом возрасте или по собственной методике) революционного курса к телефону и попросите произнести слова: «mother», «vehicle» или «nevertheless». А затем спросите: «Почему Вы не умеете разговаривать, a может быть вы еще и пишете с ошибками?» или «Пожалуйста, расскажите мне о политической обстановке в мире»… Вот на какие «мелочи» потребителю нужно обращать внимание. Человек, который и сам не ведает, как безошибочно произносить слова из собственного курса или учебника, не знает «на зубок» их точные значения или в качестве каких частей речи они могут применяться, а тем более свободно рассуждать на любую (распространенную) тему — не может эффективно учить других. Это еще Марк Аврелий утверждал. Да, кстати, не забудьте поинтересоваться у авторов интенсивных курсов и революционных методик, какой конкретно и в какой срок иностранный язык они выучили с помощью своих собственных самоучителей? Этот вопрос может вызвать у типичного шарлатана такую же интересную реакцию, как если бы он принял слабительное одновременно со снотворным.

…Все эти методические и рекламные трюки напоминают характерные черты поведения самозванца «Гудвина — Великого и Ужасного» [персонаж известной сказки, экранизированной в Голливуде; в Америке распространяющейся под названием «Wizard of OZ», в России — «Волшебник Изумрудного города»; Гудвин, называвший себя «Великим и Ужасным» и есть «фиктивный» волшебник — то есть, простой американский мужик, притворяющийся великим волшебником]: прилетел на воздушном шаре (без приглашения), поразил воображение жителей Изумрудного Города мощной саморекламой, устроил себе «каморку» за занавеской и — пока его не разоблачил Тотошка — работает волшебником… Или второй (и последний) вариант: нахожусь в свободной стране, где государственных лицензий на «профпригодность» авторам ускоренных курсов или не требуется, или они свободно продаются любому «встречному-поперечному» — никакой дискриминации. Вот так и провоцируется следующий стиль поведения: поучать всех имею полное право, болтаю и обещаю — что хочу. А хорошо владеть предметом и иметь преподавательские способности — мне необязательно. Лишь бы был какой-нибудь диплом, научное звание или спонсоры… Объявлю себя «учителем», а всех соотечественников «учениками»и буду им давать различные «садистско-мазохистские установки», типа: «Напечатай слова «дядя Сидор» 800 раз и «выучишься слепой машинописи» или «Повтори за американским диктором, со скрипучим старческим голосом, 33 «топика» 50 раз и освоишь беглый английский»…
Года три назад в нью-йоркском ТВ-шоу Давида Лэттермана один из его помощников спародировал работу «маститого» тренера по обучению езде на велосипеде. Его единственным методическим советом «мастера — новичкам» служила фраза: «Be careful! Don’t fall on your ass!». Комментарии, как говорится, излишни…
А пока «верховным» достижением аборигенов является массовое, «спустя рукава», обучение иностранцев «ломаному» английскому — «навечно» — пусть знают свое место! А их дети — пусть становятся стопроцентными американскими или австралийскими патриотами (с отвращением относящимися к топорному акценту своих родителей): папы и мамы за то, чтобы обеспечить им эту привилегию, уже достаточно настрадались и «наборолись» [подвергались дискриминации]…

(Подробнее о системе «SupremeLearning» —
в книгах и курсах Михаила Шестова и Robin Robertson)

Послесловие Melanie Gibbs. Шестов — это «последняя инстанция», кроме него эффективно совершенствовать английский, учить учиться и обучать никто просто не умеет. Ни огромная сумма денег, ни общественное положение, ни грандиозные временные затраты Вам не помогут: после длительного «хождения по мукам» все равно придется обращаться к SupremeLearning. Ни Сорос, ни Киссинджер, ни Шварценеггер так и не смогли освоить нормальный английский потому, что пытались это сделать во взрослом возрасте традиционно-интенсивным образом. Кстати, в данное время, почти все студенты посещающие очные занятия Шестова, это люди, которые уже прошли через все виды курсов и занятий по самоучителям, но так ничего не улучшили и ничему хорошему не научились. Join the SupremeLearning team! For your sake, the earlier, the better…



Нью-Йорк:
+1 (917) 208-7434

Москва:
+7 (495) 961-5509
+7 (926) 216-0242

 
г. Москва, пер.Газетный, д. 9, стр. 2, оф. 33. Офис работает по предварительной договоренности. Перед визитом, пожалуйста, свяжитесь с нами по телефону!

ПОДАРОК — урок М. Шестова!

Отзывы