Даю установку. ( Из книги Михаила Шестова «ДА! ВЫ МОЖЕТЕ ВЫУЧИТЬ ЛЮБОЙ ЯЗЫК И НАУЧИТЬ СЕБЯ УЧИТЬСЯ ЭФФЕКТИВНО»).

- Михаил, мы с Вами детально разобрали традиционный классический русский вопрос «Кто виноват?» Теперь, по той же доброй русской традиции, давайте определим, «что делать?»

- Поурочные систему оплаты и «обучение от достигнутого», как я только что упоминал, изменить невозможно. Ну что же, если все долго обучают — ничего, главное, чтобы это «долго» благотворно сказалось на вашем английском.

Что же делать? Когда у вас появилась настоятельная необходимость улучшить свою «языковую квалификацию» и нет другого выхода, как записаться на длительные курсы, подойдите к преподавателю и без обиняков и всяких признаков волнения выскажите ему правду: «Я уже не ребенок, и хотя мне не очень приятно это говорить, я просто вынужден уточнить: будете ли Вы объяснять мне каждое правило до тех пор, пока я его не освою на Вашем уровне?» Став учеником, вы подвергаете себя следующей обычной процедуре: недопонимая каких-либо деталей, даже чего-либо кажущегося весьма значительным; вы побаиваетесь задать учителю дополнительный вопрос, а это, между прочим, ваше святое право. Не нужно преподавателя перебивать (в этом я со всеми коллегами солидарен), но — спрашивайте, спрашивайте и спрашивайте, стараясь не нарушать нормального хода учебного процесса.

То есть дайте учителю возможность закончить каждую конкретную мысль, ведь во многих случаях ответы на вопросы, которые у вас возникают (и будут возникать), уже содержатся в материалах конкретного урока (опытные преподаватели так обычно занятия и планируют), но и не стесняйтесь потребовать от преподавателя повторения неусвоенного учебного материала. Также не помешает помочь наставнику поставить на место чрезмерно разговорчивых скептиков.

Вы должны отдавать себе отчет в том, что уже в возрасте 13 лет (переходный возраст) дети начинают усваивать преподаваемые учителем — авторитетом для учеников начальной школы — знания не в полном объеме, в чем можно было бы, в первую очередь, обвинить ложное чувство гордости, которое подспудно запрещает переспрашивать. Слишком много внимания начинает уделяться размышлениям на тему «Мои одноклассники начнут думать, что я недостаточно умен». Что вы, читатель, предпочитаете? Напряженно думать о мнении окружающих или о том, как повысить эффективность использования каждой учебной минуты?

Наилучшим способом выработки у вас прочной продуктивной базы для дальнейшего самосовершенствования в языке (или других учебных дисциплинах, таких, например, как ликвидация компьютерной безграмотности) является заключение с вашим преподавателем устного или письменного договора, который должен звучать, примерно следующим образом: «Я, (ваше имя), обязуюсь выполнять все указания преподавателя, полностью доверяя его опыту работы (если вы учителю не доверяете, вам лучше к занятиям и не приступать) и полностью отдавая себе отчет в том, что если я не буду следовать его рекомендациям, и обучение не принесет ожидаемых результатов, то в этом будет немалая толика и моей вины».

Другими словами, мне хотелось бы порекомендовать каждому из вас поиграть в игру, по правилам которой вам будет необходимо внушить самому себе следующее: «По причине того, что моя познавательная активность, как и любого другого взрослого, значительно понизилась, я должен заставить себя учиться, и мне необходимо снова превратиться в любознательного, но дисциплинированного «школьника».

Приведу кое-какие дополнительные советы, некоторые из них, видимо, можно было бы назвать самоустановками на обучение (многим из вас, наверное, вспомнился А.Кашпировский):

- Я должен пытаться разговаривать сам с собой по-английски вслух (конечно, не на улице или в окружении людей, а в полном одиночестве), задавать вопросы и отвечать на них, то есть представлять себя в различных ситуациях, беседующим с кем-то, перестав разыгрывать представление театра одного актера, то есть обдумывать формулировки или только вопросов, или только ответов. Естественно, не на уровне «грязных образов», генерированных эмоциями, а с реальным формированием и полировкой фраз, как вслух, так и про себя. Иными словами, мне нужно стремиться к перфекционизму, чтобы удлинение времени на обдумывание вопросов и ответов реально улучшало их варианты, которые будут произнесены вслух, когда назреет такая необходимость.

- Мне необходимо, преодолевая чувство ложного самолюбия, всегда произносить: «Я не понял, повторите, пожалуйста» — во всех случаях, когда я что-то не усвоил (конечно, только в тех случаях, если это предусмотрено планом конкретного урока, то есть преподаватель разрешил переспрашивать, говоря, что это его с мысли не собьет).

- Я должен свыкнуться с мыслью, что чтение вслух абсолютно необходимый элемент процесса совершенствования в иностранном или родном языке, потому что это пополняет как пассивный, так и активный словарный запас, улучшает устную речь.

- Мне не нужно пытаться понять все, что я читаю. В большинстве случаев, это просто невозможно. Такие попытки могут привести только к невероятному замедлению процесса обучения. Главное — не переусердствовать и научиться своевременно переходить к другой теме или предложению. Более глубокий уровень понимания придет позже, как бы сам по себе, потому что, для того чтобы мозг получил достаточно «информации к размышлению», ему необходимо ознакомиться с большой порцией учебного материала.

- Я обязан при малейшей возможности стараться имитировать носителей языка, с которыми мне доводится встречаться и беседовать, и мне необходимо повторять вслух, в их присутствии (в форме переспроса), хотя бы отдельные слова каждого из вопросов, адресованных мне.

- Хотя бы в течение часа в день, не считая времени нахождения в классе, я должен пытаться вести себя как американец, то есть работать над формированием у себя привычки испытывать положительные эмоции в различных, сейчас кажущихся мне чужеродными, видах деятельности типичного местного уроженца и нормальных чужеземных бытовых, служебных и других ситуациях.

- Мнение окружающих по поводу моей непонятливости и того, что я пытаюсь учить себя нетрадиционным образом, меня не должно беспокоить и приниматься мной близко к сердцу.

Еще одна общая мысль. Постепенная подача материала, как известно, полностью себя дискредитировала. Дело в том, что при таком методе работы ученик забывает к завтрашнему утру половину того, что было якобы усвоено сегодня. Преподаватель, который может обучать только по учебнику, является не maestro (по-испански — учитель), а своего рода диктором провинциальной телестанции. В американских школах, например, на разъяснение простых глагольных времен затрачивается год (!?), что, в принципе, не только не помогает детям улучшить свои познания в языке, а, напротив, тормозит весь процесс их интеллектуального развития.

Семилетний ребенок уже знает и умеет применять все устные формы родного языка: времена и их последовательность, активный и пассивный залог, «домашний» и «школьный» лексические пласты (наборы слов) и т.п. Все, чему необходимо его научить, как и почему возникли исключения из правил идиоматического порядка и как избежать ошибок в их употреблении, как в устной, так и в письменной речи. Попытки объяснить ему все правила постепенно — от простого к сложному, да еще и вкупе с особой учительской манерой поведения (особенно негативно действует на малыша злоупотребление «просветителями» психолого-дидактической установки: «А через год мы будем изучать еще более сложные правила; это — еще цветочки…») - приводят к выработке у среднего школьника ненависти к изучению правил на уровне чуть ли не безусловного рефлекса.

Правила знать не помешает. Но тупо зазубривать их — не следует. Не нужно относиться к школьникам и вообще к ученикам любого возраста как к умственно неполноценным существам. Не надо идти от простого к сложному… Это вам не черчение или математика, где без такого «хождения» трудно обойтись. Изучение языка все-таки гуманитарная процедура (хотя тренировка мышц рта, как один из базовых элементов, способствующих развитию «добротной» речи, и имеет какое-то отношение к «body-building»). Господа работники школ и курсов, возьмите нормальный сложный текст и попытайтесь с ним «вживую» поработать! Ведь если преподаватель не умеет доходчиво разъяснить ученику все нюансы любого сложного предложения — интонацию, варианты и оттенки запутанных глагольных форм, идиоматические обороты, сокращения и т.д., - то это не тот специалист, у которого стоит учиться. Так считают многие, судя по моей почте.

Из книги Михаила Шестова   «ДА! ВЫ МОЖЕТЕ ВЫУЧИТЬ ЛЮБОЙ ЯЗЫК И НАУЧИТЬ СЕБЯ УЧИТЬСЯ ЭФФЕКТИВНО».

Которую Вы можете скачать в библиотеке.

mobil delvac mx 15w40 цена недорого купить mobil delvac mx 15w 40

Нью-Йорк:
+1 (917) 208-7434

Москва:
+7 (495) 961-5509
+7 (926) 216-0242

 
г. Москва, пер.Газетный, д. 9, стр. 2, оф. 33. Офис работает по предварительной договоренности. Перед визитом, пожалуйста, свяжитесь с нами по телефону!
ПОДАРОК — урок М. Шестова!
Отзывы