Информация

Дополнительная информация

Почему запоминание по 100 слов в день не помогает заговорить на английском языке

Очень популярный в последнее время вопрос, который мне задают многие ученики: «Я пытаюсь выучить по 100 слов в день и вроде бы что-то запоминаю. Когда я смогу общаться на английском?»

Правильный ответ: «Никогда».

К сожалению, набор «грязного» (все слова произносятся неправильно, в лучшем случае, на уровне «АрЁл», вместо «орЁл»; «йЕжьик», вместо «Ёжик»»йЕжьик», вместо «Ёжик»; (Учитыл гАвАрЫт: «Дэты, сэйчас разбиром альфавыт: А — Арел, Бе — бАран»…)
а-ля (в следующей фразе слова произносятся раздельно, в иностранно-прибалтийской манере с ударениями на каждом слоге): «Хачю пайти дамой из Масквы фэ СэШэА»)

плюс «разрозненного» (никому не нужное запоминание никак не связанных между собой слов, которое нам «преподают», пользуясь незнанием студентами того, что отдельно выученные слова сами не склеиваются во фразы, и что не слитной связной речи попросту не бывает) словарного запаса не даст вам ничего, кроме этого самого «грязного» запаса.

Когда вам обещают технологию, которая позволит запоминать от пятидесяти до тысячи слов в день,  вам, на самом деле, просто пытаются продать подвариант того наиглупейшего вида «обучения», которым занимается старейшая и самая известная в мире интенсивная Школа Берлица, то есть вас будут пытаться вынудить изучать «Врунглиш» — несуществующий вид английского языка, его никому не нужный псевдо-диалект.  Помните, что Школа Берлица уже 175 лет специализируется в подготовке иммигрантов к работе чернорабочими. Для подобных видов работ, «Врунглиш» вполне годится. Обучение в этой «школе» происходит следующим образом: с каждым учащимся работает два (!) преподавателя, они, по очереди, часами кричат ему что-то в уши. Через две недели, его нервная система не позволяет молча на это реагировать, и он начинает истерически огрызаться. На этом обучение заканчивается, так как считается, что человек, который начал как то отвечать, уже «разговорился» и обещание выполнено.

Более того, некоторые слова вы запомните намертво (они, выражаясь научным языком», «окаменеют») и только по методике Шестова сможете, большими интеллектуальными и физическими усилиями, их переучить, сделав нормальными.. Остальные слова будут достаточно быстро забываться, поскольку «кривую забывания» никакие чемпионы мира по запоминанию, специалисты в области «НЛП», педагоги и методисты отменить не в состоянии.
Возможно, пару раз попытаетесь использовать их в речи. Но так как проговаривание «грязное» – слова быстро уйдут в пассив. Природа запоминания такова, что мозг может запомнить только то, что свободно ВОСПРОИЗВОДИТ (повторяет вслух за кем-то, перерисовывает чужие картинки, дублирует последовательность шахматных ходов и пр.).

В мой нью-йоркский офис как-то приходил участник первой группы по интенсивному изучению английского языка Игоря Шехтера (последний, в это время, увлекался вместе с Галиной Китайгородской суггестивными методами обучения доктора-смерти из Болгарии, Георгия Лозанова). Он победил в конкурсе — 10 человек на место. Результаты «обучения»: он, через двадцать пять лет после прохождения курса, так и проговаривал все слова неправильно (а это был летчик в генеральском звании из Внукова, новый русский), типа «Брынг ми ззэ бук» и жаловался на то, что словарный запас вообще не расширяется. Его идиотская просьба заключалась в следующем: Михаил Юрьевич, пожалуйста, научите меня КАК без постановки произношения расширять словарный запас. Ох генерал у меня попрыгал на занятиях, когда ему пришлось-таки научиться правильному произношению. Но Шехтер так сильно вбил ему в голову мысль, что произношение не нужно, что смотрел именитый летчик на меня и окружающих, точно произносящих слова, с сумасшедшей ненавистью в глазах. Типа, «Я-то знаю как надо! Меня еще сам Шехтер учил!»…

Обычно, революционные методики разучивания от 50 слов в час до 1000 в день, сопровождаются не менее интенсивным изучением различных грамматических таблиц. При этом, хитрым репетиторам хорошо известно, а студенты вообще не в курсе, что грамматика является «лже-» и «псевдо-наукой» (описано и систематизировано не более 3-5 процентов оборотов, используемых в живой речи), поэтому прочное запоминание через визуализацию структур, изложенных в таблицах, и попытка обойтись в разговоре только ими,  превратит обучающегося в вечного гастарбайтера, разговаривающего настолько примитивно, что даже молодые барчуки-англосаксы всегда будут считать его недо-человеком, своим рабом, подданным и пр., на которого даже можно охотиться, как на дичь.

Ведущие лингвисты мира уже давно пришли к выводу, что иммигрант в первом поколении, который научился «бегло болтать» на ломаном английском, тем самым «подписал себе» приговор: от акцента он не избавится, хорошую грамматику не освоит. (Небольшой пример: люди старшего поколения помнят, на каком ужасном ломаном русском говорил «отец народов» и «гениальный лингвист». Его сильнейший кавказский акцент не могло «забить» более чем пятидесятилетнее беглое говорение на русском.) Но если всем известно, что хорошее произношение — первично, почему же этого никто из преподавателей не понимает, или старается не понимать? Людей стараются обучать (особенно, в развитых странах, по следующей схеме: «желание клиента — закон для продавца») именно по порочной схеме, то есть, так и тому, что они «заказывают». А «заказывают» они, как правило, то что реально необходимо — «лежит на поверхности» — беглую речь. А того, кто научился быстро играть «Чижик-пыжик», научить исполнению классических музыкальных произведений можно, но только через полную перестройку постановки рук, посадки, обновление и улучшение стиля движений. Что неминуемо сопряжено с ужасным замедлением скорости исполнения, которое иногда воспринимается учеником, как нечто противоестественное… А мышцы рта, между прочим, — те же пальцы. И улучшение качества произношения — то же развитие беглости рук. Этого почему-то никто пока не осознает.

Преподаватели-иностранцы — сами бывшие студенты-неудачники. Иностранным языкам, обычно, начинают обучать в школе (всем известно, что подавляющему большинству детей второй язык освоить не удается). Идеальное произношение никто, как правило «ставить» или не умеет, или, как я только что упоминал, не придает этому — в начальной стадии обучения — практически никакого, сколь бы это ни было, серьезного значения. А между тем, механическая память мышц рта, как понятно любому логически мыслящему человеку, помнит и бездумно следует именно тому, первоначально искаженному образцу (сами американцы — у потомков представителей некоторых народов, — за 200 лет акцент/дефекты речи не смогли ликвидировать!).

Потому, что в каком-то из отделов мозга, видимо, формируется своего рода неправильный «архив», который, как кривое зеркало, и искажает в дальнейшем (даже во время обучения в языковом вузе или после защиты диссертации по творчеству В.Шекспира) всю вновь поступающую информацию. Мозг, естественно, сопротивляется насилию — попыткам «записать в него» явно недоброкачественные материалы — поэтому люди (особенно взрослые), с приобретением плохого произношения, практически теряют все шансы значительно расширить свой словарный запас, уже примерно в возрасте 25 лет. Этот порочный тип абсорбирования нового материала может повернуть вспять только один антидот (противоядие): «тотальное» переучивание индивидуума, снова начиная с «азов», но правильных «азов»!

Чем полезно чтение вслух на русском и/или английском?

Мы привыкли к утверждению, что чтение — полезно для расширения словарного запаса и получения новой информации. Чтение вслух, про себя, скорочтение… все ли одинаково полезно для усвоения новой информации или чтение чтению рознь? Михаил Шестов поможет разобраться что к чему.

Почему, и детям, и взрослым полезно читать вслух

1. Успеваемость в школе на 95% зависит от умения ребенка читать вслух не по слогам, а так, как будто он просто что-то рассказывает. В школах детей не учат хорошо (бегло и выразительно) читать, а переводят их на «молчаливое» чтение (глазами, схожее с поверхностным чтением — «скорочтением»).

Школьная программа рассчитана на обучение правилам грамматики и раздельного чтения слов, а для эффективного обучения любым навыкам или учебным предметам необходимо уметь качественно читать вслух. Ничего более полезного для развития и предотвращения деградации мозга человечество не придумало.

Мешает понять важность «громкого» чтения основная «проблема» — кажется, что когда начинаешь читать вслух, что информация не усваивается. На самом деле, дело обстоит с точностью до наоборот. При «молчаливом» в один глаз влетает, а в другой вылетает. Просто мозг не понимает этого сразу.

2. Расширение словарного запаса. Не секрет, что у обычного взрослого даже словарный запас в родном практически не увеличивается, если он не выполняет специальных упражнений. Что там говорить о быстром изучении иностранного или освоении новой специальности — это требует усвоения слишком больших объемов новой информации!

Практика работы проекта SupremeLearning показывает, что именно чтение вслух оказывает мощный синергетический эффект от взаимодействия разных отделов мозга в момент чтения вслух: одновременно работают зрительные отделы, слуховые и моторные. Чем больше разнообразных источников информации, тем быстрее и точнее запоминаются детали.

3. Чтение с дублями в разной манере — идеальный способ учить стихи или тексты песен.
Память работает по принципу: все что не повторяется — забывается. Поэтому важно делать дубли или проще говоря — повторять. При этом, просто необходимо вносить разнообразие в процесс. Чем больше возможных вариантов проигрыша ситуации, тем лучше она запоминается.

4. Громкое, выразительное, эмоциональное чтение вслух — одно из самых эффективных упражнений для развития речи детей. Впрочем, не только детей, но и взрослых! Отчего именно вслух, а не как обычно — глазами, «молчаливое»? Именно чтение вслух обеспечивает тренировку речи, языковую практику, в то время, как «молчаливое» обеспечивает лишь поверхностное усвоение мозгом любой информации. Чтобы стать танцором нужно танцевать, а не смотреть, как это делают другие.

При чтении про себя, основная часть информации воспринимается мозгом, как «мусорная», ненужная и быстро стирается или сохраняется в недоступных для воспроизведения местах.

«Громкое» чтение дает возможность освоить навык легкого и точного выражения мыслей, «провоцирует» постоянное увеличение словарного запаса, освоение хорошей дикции, интонации, эмоциональной окраски, яркости изложения, правильности речи и других ее составляющих. Только читая вслух вы и ваши дети сможете искоренить в своей речи такие речевые недостатки, как косноязычие, заикание, запинки, оговорки, слова-паразиты и пр.

5. Психологи уверены, что чтение — главный процесс, способствующий формированию личности на всех этапах. С пеленок, когда ребенок слышит голоса читающих ему вслух родителей и в зрелом возрасте, когда человек преодолевает различные кризисы и растет духовно. Трудно переоценить пользу чтения для подростков. Читая — хотя бы иногда — вслух, подростки не только серьезно улучшают память, мышление и развивают другие когнитивные процессы, они учатся любить, оценивать поступки, сопереживать, прослеживать причинно-следственные связи между любыми событиями, анализировать действия, прощать и пр. Наиболее эффективно чтение «взрослых» книг, особенно произведений русских классиков, например, Ф.М.Достоевского. Без чтения невозможно формирование гармоничного человека.

6. С точки зрения эволюции, умение читать — явная надстройка над уже существующими структурами мозга. Оказывается, что при чтении задействовано большинство высших зон мозга. А значит, чтение можно рассматривать как лучшее упражнение для поддержания мозга “в форме”

Мозг человека, умеющего читать, работает заметно более сложным образом, чем мозг неграмотного. Причем мозг человека, упражнявшегося в чтении в детстве, умеет лучше активировать все свои ресурсы, чем мозг человека, обучившегося грамоте, уже будучи взрослым. Можно смело утверждать: чтение — одно из самых лучших упражнений, которое позволяет поддерживать в форме весь мозг. Тем более это важно, учитывая, что такие конкуренты чтению как “развивающие” компьютерные игры , показали себя как весьма сомнительные “тренажеры для ума”.

Еще одно важное следствие из результатов исследования: трудности при обучению чтению и письму — естественны. Если ребенок (а тем более взрослый) не может с легкостью освоить этот с виду обычный вид деятельности, то теперь следует помнить — то, что кажется элементарным внешне, на самом деле одна из самых сложных задач, которую только решает мозг человека…

Общий вывод: постоянное упражнение в чтении не только улучшает это самое чтение и, например, расширяет кругозор, но и повышает эффективность работы мозга практически во всех сферах деятельности человека…

7. Скорочтение или медленное чтение? Скорочтение — особая форма чтения, которой не стоит злоупотреблять. Скорочтение может быть полезно для поиска необходимой информации в большом ее потоке. Мозг расходует меньше энергии при таком виде чтения и в этом есть большая опасность. Вы можете привыкнуть читать всё в таком режиме и тогда ожидайте беды. Художественный текст будет пролетать незамеченным, а ваша речь будет «скакать» от темы к теме, минуя логические связки.

8. Поможет ли «громкое» чтение избавиться от акцента или серьезных дефектов речи? Да, безусловно. Мощнейшим инструментом для коррекции дефектов речи, таких как, например, картавость, заикание, гулкость голоса, «колхозный» региональный или иностранный акцент — является параллельное (одновременное) чтение с «мастерами слова». Дефекты устраняются достаточно быстро и эффективно, если вы стараетесь точно имитировать все голосовые характеристики «эталонного спикера». Не так давно, Михаил Шестов создал специальные заочные курсы, которые обеспечивают, как детям, так и взрослым, свободное вхождение в «гармонию языка». То есть дают возможность за несколько часов научиться читать с актерами самые сложные, даже для интеллигентных взрослых, тексты.

9. Влияние на грамотность письма — количество может перейти в качество. Конечно, для развития грамотности письма необходимо переписывать грамотные тексты, но даже простое чтение вслух способно улучшить стиль письма. В голове постоянно «вращаются» красивые фразы, которые вы можете в любой момент добавить в текст. И чем больше таких фраз, тем интереснее становятся ваши заметки. Вы четко осознаете правильный порядок слов и способны строить красивые предложения, пусть даже с небольшими орфографическими или стилистическими ошибками.

Совет от Михаила Шестова: Очень хорошо запоминать, притворяясь разным героями и назначая им разные голоса и манеры разговора. Даже если вы просто читаете книгу в одиночестве — читайте ее так, словно хотите заинтересовать ребенка. Такая манера запоминания становится похожа на веселую игру, а не скучную зубрёжку.

Когда и как начинать учить ребенка читать вслух?

С ребенком с рождения нужно разговаривать на правильном русском языке, выразительно, драматически и эмоционально. А по мере взросления, необходимо, как можно скорее, научить его выразительно читать вслух с помощью трех видов обучения:

  • повторение за диктором (за вами, например)
  • чтение вместе с диктором
  • самостоятельное чтение

Непременно – вслух! С помощью этих упражнений нужно обязательно разогнать скорость чтения или повторения за диктором до скорости беглой речи взрослых носителей языка. Обучение чтению по образцу нужно начинать в трехлетнем возрасте.

Одним из важнейших упражнений для развития нормального интеллекта является освоение спеллинга – искусства свободно раскладывать слова на буквы, напевая их вслух. И с легкостью составлять из последовательностей букв отдельные слова.

Любые уроки не нужно зубрить, нужно уметь читать их выразительно и вслух, в различной манере, с разной громкостью, как бы делая дубли (по типу актеров и певцов). Все незнакомые и непонятные слова нужно искать в толковом словаре, проговаривать по буквам и читать вслух их толкования. Учить работать со словарем и различной энциклопедической литературой нужно с того момента, когда ребенок научится читать.

 

Для расширения кругозора

Для расширения кругозора нужно вынуждать ребенка читать вслух и переписывать умные тексты в достаточно больших объемах: от пяти стандартных страниц подряд. Это, очень быстро, выработает у него привычку этим заниматься на повседневной основе. Потребуется подборка текстов, написанных умными (высокообразованными, весьма грамотными) людьми, в том числе различные цитат и высказываний, а также просто текстов, в которых раскрывается (присутствует) многообразие стилей русского языка. Значение всех незнакомых слов должно разыскиваться в обычном или электронном толковом словаре, проговариваться и записываться по буквам. Максимальный объем подобной работы со словарем: одна стандартная колонка словаря в день.

Также требуется быстро, используя трафареты, чтобы обеспечить формирование каллиграфического почерка или клавиатуру компьютера, обучить ребенка безошибочному калькированию отдельных слов и предложений, а, в дальнейшем, и записи под диктовку. Что, в свою очередь, приведет к формированию способности писать самостоятельно.

 

Для профориентации

Для профориентации ребенка необходимо увеличить объем специальных терминов (присущих  конкретной профессии или роду деятельности) в разной манере произносимых ребенку, с утрированной демонстрацией артикуляции, в целях выработки у него стойкой привычки не только повторять за вами и другими образованными людьми, но еще и в соответствии с законами орфоэпии.

 

Это только некоторые приемы, рекомендуемые Михаилом Шестовым для полноценного развития ребенка.

Из истории: В 2005 году Михаил Юрьевич выступил перед школьниками старших классов школы номер 15 города Кисловодска с часовой лекцией на тему «Как научить себя учиться в выпускных классах и ВУЗе», в которой он подробно рассказал и продемонстрировал многое из написанного выше. Через два года 13 ребят, которые прослушали лекцию Шестова, закончили школу с золотыми медалями.  До этого за всю историю существования школы более двух золотых медалей в год выпускникам не выдавалось.

Как улучшить понимание английского на слух

Часто спрашивают: как улучшить понимание английской речи на слух?

information_items_2279

Обучение аудированию – распознаванию речи на слух – играет важнейшую роль в процессе изучения иностранного языка в целом и английского в частности (как иначе обеспечить свободное общение? Мы-то сможем показать жестами то, что не сможем донести вербально, но проблемы с пониманием ответа никуда не денутся), хотя и частенько недооценивается методистами и сотрудниками российских и прочих образовательных учреждений, и даже курсов английского языка. Возможно, даже не недооценивается, а просто никто не знает как быстро сформировать этот навык…

Испокон веков российская образовательная система обучает – и довольно успешно – грамматике, то есть письменному английскому языку. Надо отдать ей должное, многие наши соотечественники зачастую владеют письменным английским лучше рядовых носителей языка. Когда же дело доходит до устной речи – освоение нормальной устной речи, доходящей до скорости 225 слов в минуту… тут и преподаватели, и ученики бессильны. Мозг, натренированный по сложной схеме: «Вспомни правило, а потом составь фразу», просто не справляется с подобной работой.

Зачастую игнорируется объективный факт, что для улучшения уровня понимания английского языка, необходимо улучшать свое произношение. Это две стороны медали. Мы хорошо слышим (воспринимаем на слух) то, что сами произносим. Или что хотя бы пару раз произносили. Мозгу нравится, когда звучит нечто, что можно понять без дополнительных размышлений. Приведу аналогию: мы прекрасно знаем как пишется многострадальное слово «сейчас». Многие ли иностранцы, услышав в речи его разговорные формы (например, «щас» или «ща») распознАют связь между ними?

Мы можем прослушать сотни песен, книг и диалогов в кино, при этом все наши соотечественники абсолютно уверены, что слово «of» произносится только как «oф». По секрету – такой формы нет вообще. Есть «ав» (с короткой «а»), которую и произносят носители английского языка в большинстве случаев. Но мы, тем не менее, преобразуем «ав» в привычное нам «оф» и пребываем в полной уверенности, что так и должно быть. Но это всего лишь маленькое слово из двух букв… А остальные слова нас тоже учат произносить только неправильно. Именно поэтому нормальная английская речь и звучит для нас как пулеметная очередь, составленная из непонятных компонентов.

И, кстати, ведь никак мы не можем смириться с наличием нескольких вариантов произношения-прочтения слов. И вроде внимательно слушают, соглашаются, с тем, что есть письменная форма, есть устная. Но практически все у нас интересуются: так как все-таки правильно читается слово «me»? «ми» или «мы»?

Это все равно, что спросить: «Как все-таки правильно произносится: мОлОкО или мАлАко?» Да, в общем-то, оба варианта и можно при желании привести еще более ускоренную форму «мылако». И нельзя сказать, что один из этих вариантов правильный, а остальные нет — они все правильные.

 

Для улучшения понимания английского языка на слух предлагаем Вашему вниманию курс Михаила Шестова «SupremeLearning Friends»

Курс позволяет:

— избежать школьной зубрежки, то есть десятков или даже сотен бессмысленных попыток выучить абсолютно неправильно произносимые английские слова и фразы;

— научиться свободно понимать быструю неадаптированную речь на слух,

— «разогнать» темп своей речи (и мышления) до средней скорости англоязычных,

— осознать как англоязычные соединяют короткие слова-слоги в длинные (напоминающие типичные русские) и, в результате, научиться слышать и распознавать сокращения самых часто встречающихся слов (их всего около 200 и на них базируется до 70 процентов разговорных фраз);

— понимать английские фразу «on the spot» (сразу), не теряя нить разговора, исключая усложняющий все в разы параллельный перевод каждого слова на русский язык.

Роль транскрипции в изучении современного английского

Выдержка из онлайн-семинара Михаила Шестова:

Cами англоязычные точно не знают, как читаются незнакомые слова, и поэтому, даже не пытаются читать вслух тексты, в которых они встречаются. Это доказывает тот факт, что каждое слово в английском словаре снабжено транскрипцией. Транскрипцию придумали именно они, для других языков она почти не нужна. И сделана транскрипция не для иностранцев, изучающих английский язык, а для самих носителей языка, которые являются «иностранцами в собственной стране».

Вся проблема в том, что транскрипцию также сложно читать, как и сами тексты на английском языке. Научившись читать транскрипцию, вы всё равно ничего себе не гарантируете. Потому что, когда слова сливаются во фразы, они начинают читаться по-другому, и эти сложные и разнообразные метаморфозы не могут быть отражены никаким видом транскрипции.

То есть даже если что-то более или менее правильно описывается транскрипционными знаками, это будет только один из вариантов проговаривания.

Так, например, I am not a pilot – ударение на pilot. Если говорить про себя, то ударение на «Я» — I am not a pilot, если отрицать, то ударение на «НЕ», то I am NOT a pilot. И так далее. То есть пять видов произнесения в зависимости от того, где вы решили поставить ударение. Это всё транскрибировать невозможно. При том, что сами знаки транскрипции являются еще одним видом английского языка, который тоже нужно специально изучать, чтобы научиться им свободно пользоваться. Англоязычные настолько не умеют пользоваться транскрипцией, что, когда видят транскрипционные знаки в словаре, все равно пытаются читать слова, а не эти знаки, так как чтение транскрипции занимает в несколько раз больше времени, а они его очень ценят.

Поэтому, при изучении английского языка, как бы Вы не пытались прочитать транскрипцию, где-то её найти, ваши навыки чтения всё равно должны базироваться не на транскрипции, а на том, как конкретный человек произносит то или иное слово или фразу в каком-то сериале или каком-то фильме. Вы должны видеть, как он это произносит, как артикулирует, или имитировать его эмоции соответственно конкретным обстоятельствам. На это тоже никто не обращает внимания, то есть иностранцы разговаривают как биоробот Вертер в фильме «Гостья из будущего»: «аи эм нот е бой бикоз ай эм нот веаринг эни пэнтс» — с ударениями на каждом слове. Вот так пакостно и говорят почти все иностранцы, будучи абсолютно уверенными в том, что освоили нормальные навыки устной речи.

Ударение в английском языке, как и в любом другом, ставится в предложении в зависимости от ситуации. Можно сказать: Я люблю тебя, я ЛЮБЛЮ тебя, я люблю ТЕБЯ….

Просто, когда вы быстро проговариваете фразы, то перестаете понимать, что вместо «января» говорите «инваря», вместо «никогда» говорите «никада» и так далее. То есть вы начинаете очень много вещей проговаривать не совсем так, как надо. Что, опять же, справедливо как для английского языка, так и для любого другого. Та же история и со смысловыми ударениями.

Многие вещи описываются не теми словами, которые мы ожидаем… Например, «Посмотри, на кого ты похож!», то есть «Посмотри на себя!» Чтобы возникло впечатление «Посмотри, на кого ты похож» = «Как свинья измазался, когда валялся в лужах», нужно сказать с усилием и определенной интонацией. В английском варианте поставить ударение на «look»: «LOOK at you!».  А «at you» искажается определенным образом… И никто этому не учит. Спасение обучающихся — дело рук самих обучающихся.

Нужно научиться нормально подражать носителям английского языка. Этому учат все мои курсы, но лучше всего – мой последний эпохальный видеокурс, который не позволяет ухудшиться ни русскому, ни английскому при чтении на двух языках. А, наоборот, превращает человека в замечательного билингвального специалиста. Или повышает уровень профессиональной квалификации синхронным переводчикам, исторически безобразно переводящим речи дипломатов.

Если наши синхронные переводчики тщательно пройдут через курс, то они, наконец-то, впервые за последние 100 лет, научатся нормально переводить с русского на английский язык и с английского на русский. Этот материал называется «Евангелие от Иоанна», и он ставит всё на свои места.

Англоязычные попытались стереть у себя все языковые следы славянского и латинского присутствия. То есть они взяли за основу 300 слов – это база английского языка – из местного иероглифического диалекта. Это базис, а надстройка (дополнительные слова) – германского и др. происхождения. Ведь потом, правда, получилось, что своих слов у скотоводов, не имеющих письменной формы языка, недостаточно, и пришлось воровать слова из других языков, но база осталась старая, древняя. И эта база – одни и те же коротенькие слова – приставки, суффиксы, корни – из которых они строят свою речь. Cтроят в вольном порядке (это тоже не преподается) то, что в других языках передается отдельными словами, окончаниями, разными частями речи и т.д.

В английском языке ничего толком нет – они просто берут старинные иероглифы, 300 штук, типа like, make, take, run, of, up, at, with и из них лепят нечто, похожее на красивую речь.

Рекомендуем ознакомиться с информацией на странице.

ИЗУЧЕНИЕ АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКА С НОСИТЕЛЯМИ

ИЗУЧЕНИЕ АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКА С НОСИТЕЛЯМИ

Носитель носителю — рознь. Большинство людей являются не носителями языка, а «переносчиками» плохого английского. Крайне редко учителями английского языка в заграничных (расположенных не в США, Великобритании, Канаде и пр.) школах являются люди, говорящие на хорошем, интеллигентном английском и умеющие обучать. Обычно такая работа анонсируется как приятное времяпровождение в чужой стране с возможностью подработки. В свете этого, участниками подобных программ становятся, мягко говоря, не самые образованные представители англосаксов.

В англоязычном мире издавна существует негласное деление всех носителей языка на языковые классы —  своего рода, «касты», как в Индии (их примерно 15), по принципу приближения или удаления от точности следования нормативному способу выговаривания слов и их цепочек, установленному их «сильными мира сего», называющих себя “The Establishment”. Высшему уровня владения языком обучать не принято, он передается по наследству. Овладение низшим труда не составляет, так как подчиненные «сливок общества» его и осваивают автоматически, просто родившись в стране и общаясь с такими же малограмотными девчонками и мальчишками на улице, и не менее «пролетарскими» родителями.

Таким образом, примерно 2% населения (под кодовым названием «руководство») разговаривает на идеальном английском языке. Это потомки аристократов и их обслуживающий персонал. И они воспримут вас, как нормального человека, только если вы говорите правильно. И никто и никогда вам не скажет, что вы разговариваете плохо, и по этой причине, кажетесь им «кретином» по одной простой причине: они не знают, как с этим бороться и делают вид, что проблемы не существует.

Все всё плохо проговаривают. Даже не в состоянии нормально – «нормативно» – произнести буквы алфавита. Маугли, да и только. Почему? Представителей низших каст даже не учат правильному произнесению алфавита (хотя преподают это в школе, в течение полного года). Алфавит никто не ставит. Вот вы все, включая преподавателей, сейчас проговариваете “ass” («пятая точка» или «осел») вместо буквы «s» — ошибки идут в каждой букве, в каждом слове и фразе. Сплошные ошибки.

Язык передается по наследству. То как именно вы говорите, вам и кажется правильным. В школе вам устную речь не улучшали, а ухудшали – в угоду письменной, упорно обучая вас читать и повторять (перед записью рукой) слова учителя чрезмерно четко и по слогам. Как бы там ни было, вы можете говорить как угодно, но найдутся люди, сильные мира сего, которые однажды скажут: «Мне с этим чудом, которое говорит «ихние» разговаривать не о чем, гоните его в шею».

Плюсы занятий на курсах английского с носителями языка:

Живое общение самый лучший способ для развития связной речи. Пока не появится насущной потребности общаться с англоговорящими людьми, осваивать все премудрости языка будет сложновато.
Если же носитель ещё и, паче чаяния, окажется не преподавателем английского, а просто нормальным грамотным человеком, тогда у вас появится реальный шанс выучить стилистически правильный (а не «фальшиво-книжный») английский.

 Что делать, чтобы обучение с носителем по изучению английского языка было максимально эффективным?

1. Просите носителя поправлять каждую ошибку и мелочно придираться к тому, что и как вы говорите. А также, произносить фразы утрированно четко и медленно, не только с паузами между словами, но и «легато». Это необходимо для быстрого изучения правил орфоэпии.

2. Постоянно вынуждайте вашего инструктора повторять каждую фразу, в разной манере, не менее 3-5 раз. Это требуется для быстрой постановки навыков аудирования.

3. Уговорите (убедите) преподавателя произносить все фразы чрезмерно эмоционально («переигрывая»). Это очень важно для освоения многозначности словесных конструкций: произнес одно и то же слегка с другой интонацией, полностью изменил смысл высказывания.

 

Типичные проблемы изучения английского с обычными носителями языка:

1. Они явно не являются экспертами во всех сферах деятельности человека, поэтому ожидать от них даже свободного (“fluent”) разговора на различные темы бессмысленно. Вряд ли вам понравилось бы с ними общаться даже на родном языке, так как их познания весьма скудны, поверхностны или неверны.

2. Они не понимают проблемы иностранца, так как для них очевидно, что они разговаривают на самом якобы «продвинутом» (им это внушали с детского сада) языке мира. А иностранцы, как правило, на реально продвинутом языке. Человек, разговаривающий на уровне туземца, не в состоянии научить представителя развитой в языковом отношении (падежи, склонения, спряжения) нации ничему, кроме мычания на уровне Маугли.

3. У них нет упражнений и инструментов, позволяющих пояснить, почему у них всё так просто, так как им, находящимся внутри языковой среды, кажется, что у них все как раз таки очень сложно.

4. Господа носители английского языка не в состоянии объяснить значение слов, которые не поддаются объяснению с помощью жестов (например, слово «трепет», «тюльпан», «самец лося или оленя», «голубой или синий», «василек или маргаритка», «красный или рыжий», «бык или буйвол» и пр.). Так как представителям высших языков неизвестно какое из значений имеется в виду, а для носителя английского языка это вообще не играет никакой роли – им всё равно.

5. Типичные носители английского языка, обязательнейшим образом, в ходе личного (а не по телефону, например) общения большинство мыслей и процессов поясняют с помощью очень странных жестов. Объяснить смысл жестов они так же не в состоянии, так как абсолютно уверены, что их язык самый простой, лаконичный и понятный.

6. Не владеют языком, на котором разговаривает ученик, поэтому не в состоянии проводить аналогии. Язык же свободно изучается именно по аналогиям.

7. При попытке начать заниматься у носителей «с нуля» — можно потерпеть полное фиаско и надолго отбить себе охоту осваивать основной язык международного общения. Чем выше ваш уровень владения английским языком, тем большую пользу окажут занятия с носителем, так как они в состоянии обеспечить только некоторую шлифовку языка, начиная с какого-го из продвинутых уровней владения языком.

8. Носители английского языка вообще не поясняют правила орфоэпии (так как в англоязычном мире не принято «придираться» к тому, как ученик произносит звуки и даже буквы алфавита – засудят!), то есть ожидать, что у высокопрофессионального преподавателя имеются навыки логопеда-дефектолога не следует.

Нью-Йорк:
+1 (917) 208-7434
Viber, WhatsApp


Москва:
+7 (495) 961-5509
+7 (926) 216-0242

 
г. Москва, пер.Газетный, д. 9, стр. 2, оф. 33.

ПОДАРОК — урок М. Шестова!

Отзывы

Присоединяйтесь!