Рождение новой системы обучения Михаила Шестова. ( Из книги Михаила Шестова «ДА! ВЫ МОЖЕТЕ ВЫУЧИТЬ ЛЮБОЙ ЯЗЫК И НАУЧИТЬ СЕБЯ УЧИТЬСЯ ЭФФЕКТИВНО»).

Рождение новой системы обучения Михаила Шестова.

- Итак, Михаил, начнем… с начала всех начал.

Как родилась Ваша абсолютно оригинальная, можно сказать, сверхновая педагогическая система?

Кто научил Вас учить так, как до Вас никто никогда никого и нигде не обучал —  подобным методом и с подобной эффективностью?

Это, пожалуй, наиболее часто встречающийся в читательских письмах вопрос: о Вашем становлении как специалиста и о том, каким образом освоение навыков разработанного Вами нового стиля десятипальцевого «слепого» метода работы на клавиатуре компьютера влияет на скорость и качество процесса совершенствования в родном или иностранном языке?

- Датой рождения моего метода считаю 1979 год.

В то время я обучался на курсах военных телеграфистов для подростков и впервые обратил внимание на резкое улучшение моего уровня владения устной и письменной формами русского языка благодаря занятиям интеллектуальной машинописью. Будучи по натуре дотошным чуть ли не до тошноты, я додумался тогда же до кардинально новой исходной позиции рук на клавиатуре.

Это ускорило мою работу настолько заметно, что вначале насторожило, а затем и расположило ко мне начальство, а впоследствии помогло моему карьерному росту.  Маршалом, правда, я за время срочной службы так и не стал, но сумел «пока шла служба» не только выспаться, но и заложить сразу несколько краеугольных камней моей будущей, открытой бессонными армейскими ночами, педагогической системы «Как Научить Себя Учиться и Обучать» — метода обучения языкам и другим интеллектуально-моторным навыкам, который основан на новых педагогических принципах, рожденных тысячами часов редактирования текстов на многих европейских языках и «игры» на различных клавиатурах.

Первым успешным учеником системы Михаила Шестова стал… сам Михаил Шестов. Благодаря системе я не только улучшил свой русский, но и довел (не побоюсь показаться нескромным) до блеска работу военного телеграфиста. За считанные недели мне вдруг удалось добиться четкости и безошибочности движений на клавиатуре телеграфного аппарата, которые не дались мне после восьми лет музыкальной школы.

Я даже победил на нескольких республиканских конкурсах солдатов-пианистов и специалистов по скоростному приему и передаче азбуки Морзе. Окрыленный успехом, я решил освоить, в придачу к русскому, какой-нибудь иностранный язык.

Поскольку до армии я так же, как и многие читатели, безуспешно пытался изучать в средней школе английский язык, демобилизовавшись, я нанял репетитора — доктора наук, профессора, зав. кафедрой романо-германских языков пятигорского института иностранных языков (инъяза). Но… ему после года (!) напряженной работы со мной так и не удалось, увы, реально улучшить мои познания в языке, на котором общаются, в числе прочих, жители Америки и Великобритании.

Со свойственным молодости упрямством я решил не отступать и через несколько месяцев попробовал со второго захода освоить если не язык, то хотя бы латинскую машинопись. Первые результаты были весьма плачевны.

Несмотря на то, что я в то время уже мог написать и отредактировать в день до 150 страниц текста на русском (проходя обучение в МГУ на факультете журналистики и подрабатывая на жизнь редактированием чужих диссертаций), все, что мне удалось при выполнении первой диссертации со смешанным англо-русским текстом — это напечатать 12 страниц за 18 часов, причем с 20-30 незамеченными ошибками на каждую тысячу знаков! То есть быстрые движения пальцев и немалый опыт работы на родном языке мне не только не помогли, но и, каким-то непостижимым образом, воспрепятствовали быстрому освоению нового навыка.

Мне пришлось возвратить работу заказчику, который, естественно, высказал что-то вроде: «Обещали рекордную скорость… Да я бы одним пальцем больше успел написать…» —  и,… снизив скорость работы с новыми символами до минимума (один знак — в две-три секунды), выработать единый принцип работы на двух разных языках.

Самое трудное было при этом — работать медленно, разрабатывая стандартные (как позже выяснилось, единственные в мире) движения пальцев и метод безошибочного считывания плюс скоростной переработки любой символьной информации, что потребовало невероятной усидчивости и отобрало почти четыре месяца. Зато в процессе этой, весьма болезненной, операции над собой мне и удалось изобрести первую оригинальную обучающую систему Шестова. Хотя она была довольно громоздкая (по времени и тяжести освоения), но все-таки эффективная, во всяком случае, для самого автора.

Дальше события развивались следующим образом.

Поскольку эпоха компьютеризации еще не наступила, и об электронном устройстве, позволяющем свободно набирать информацию, переходя с одного языка на другой, приходилось еще только мечтать, я (продолжая работать корреспондентом и литературным редактором, как тогда говорили, в «центральной прессе») начал помогать аспирантам языковых вузов «доводить до ума» их диссертации с помощью двух обычных пишущих машинок — одной  с русской, второй с латинской клавиатурой.

Это, как вы сами понимаете, было крайне непроизводительно. Тут-то я и обратил внимание, что выполнение (копирование и беглое редактирование) смешанных текстов (например, когда встречается цитата из Шекспира, а затем идет ее перевод с грамматическими комментариями) начало оказывать весьма благотворное воздействие на улучшение моего уровня владения письменным английским.

Причем работа с грамотными английскими текстами, написанными профессионалами, и мои постоянные попытки их редактировать — трудно от этого удержаться, даже если обязался отредактировать лишь русскую часть! — привели к развитию у меня немыслимого доселе навыка — профессионального редактирования текстов на языках, устной формой которых я абсолютно не владел.

Почему «языках»? Дело в том, что прошел слух, что существует специалист, который работает с невероятной скоростью на «латинской» клавиатуре. И ко мне стали обращаться десятки ученых с просьбой «попробовать» им помочь. И не только в безупречном копировании текстов на родном языке Киплинга и Маргарет Тэтчер, но и на языках Гете, Робеспьера, Сервантеса, Феллини, Гашека и т.д.

Освоение работы на немецком заняло у меня примерно месяц. На испанском — две недели… Процесс все ускорялся и облегчался. После того, как мне удалось освоить работу на французском за один день (не редактирование, конечно, а копирование), страх  — «а вдруг в этот раз не получится» — перед началом работы над первой строчкой на новом для меня языке плавно перешел в желание «коллекционировать» работу на любой клавиатуре.

Как мне сейчас понятно, именно в это время мне и удалось —  тогда еще скорее интуитивно, чем осознанно —  понять, каким образом можно осваивать, разрабатывать, формировать, улучшать, модифицировать, быстро менять на новые прочные (то есть не поддающиеся изменению), выработанные годами условные интеллектуально-моторные рефлексы, которые управляют сложными комплексами движений пальцев, рук, голосовых связок, мышц рта и т.п.

В январе 1985 года я начал пытаться обучать своей системе работников интеллектуального труда.

Очень много попыток предпринял — к очень плохим результатам пришел. По установившейся традиции, пришлось выслушивать многочисленные иронические, а подчас, и язвительные уколы вроде тех, что «работать умеете, а обучать — нет». Тогда я решил взяться за дело серьезно: отложил в сторону все учебники, сократил до минимума свою журналистскую деятельность и попробовал сконцентрироваться на обучении одного-единственного, правда, как я полагал и продолжаю полагать, весьма неспособного ученика — Михаила Шестова.

То есть я попытался разыграть из себя абсолютного новичка, вжиться в роль рядового студента, изучающего, на этот раз, работу на японской клавиатуре «Катакана». Но обучение я попробовал вести не по частям (как полагается по традиционной системе: сегодня — две буквы, завтра — еще три и т.д.), а бегло, «начерно», но все вместе (все «азы») таким образом, чтобы в течение трех-четырех часов передать студенту два основных элемента моей системы – правила работы со всеми символами и общую стратегию редактирования.

После двух-трех месяцев напряженных размышлений и бесчисленных безуспешных попыток дело пошло. Почему опыт удался? До сих пор не понимаю. Осенило?..

Известный просветитель, академик И.Моисеев, позднее подсчитал, что на разработку методики, подобной новизны и эффективности (обучению по ней поддается до 99% желающих любого уровня способностей, в то время, когда по обычной — лишь 10-15%), большой группе специалистов в обычных условиях не хватило бы и столетия.

Но… у меня почему-то получилось гораздо быстрее.

К 1987 году мне удалось «вычислить» эффективную схему обучения работе на клавиатурах больших групп студентов и … преподавателей моего метода (специалисты-компьютерщики позже подбросили мне научные термины, описывающие то, чего мне удалось в тот момент добиться —  «разработать уникальную систему профессионального тиражирования работоспособных обучающих структур»). Это и послужило причиной появления, в декабре того же года, первого информационного сообщения ТАСС о моем методе, опубликованного в газете «Советская Россия».

Кратко отвечая на вторую часть вопроса, поясню, что впервые описанный мной феномен пальцевой памяти и эффективность его использования в процессе совершенствования в языках теперь подкреплены статистически.

Около 10000 человек прошли очное обучение по моему методу, причем, это были далеко не самые способные ученики. Формулировка идеи, на которой строится любой из моих курсов, звучит следующим образом: если обучаемый в состоянии тщательно произносить (диктовать самому себе) буквы и слова незнакомого языка, простое копирование десятью пальцами параллельных текстов на родном и иностранном языках не только автоматически развивает спелленг, но и непостижимым образом (если человек знает, хотя бы в общих чертах, базовые элементы моей системы «Как научить себя учиться») воздействует на улучшение уровня знаний в области грамматики.

И с того момента, когда хорошо поставлено произношение, он формирует и превращает в «никогда не прекращающуюся интересную игру» подсознательное желание мозга совершенствовать также и навыки устной речи, и по большому счету, совершенствовать интеллект.

Многие из вас хорошо знакомы с моим мнением, что нынешняя, почти поголовная, безграмотность (неумение большинства жителей даже развитых стран — не говоря уже о наших соотечественниках, вынужденных учить «этот ужасный английский» — грамотно записывать свои мысли) может быть побеждена при обучении человека любого возраста слепому десятипальцевому методу письма на клавиатуре PC (по моей системе это занимает не более 24 часов, по любой другой — сотни).

Это и есть главная изюминка моего метода, и механизм его так же абсолютно нов (что подтверждено патентом на мое имя), как и абсолютно несложен: при выработке норматива движений пальцев в том же режиме начинает работать зрительный аппарат, считывающий информацию, а режим этот означает внимательное, безошибочное считывание каждого слова как целиком, так и по буквам.

Постепенно, как бы сама по себе, воспитывается рефлекторная — зрительная, механическая — грамотность, и тогда специалист, сам того, порой, не замечая, превращается из «набивальщика текста» в корректора и редактора, причем, как письменной, так и устной речи…

И все это, повторяю, легко, то есть без усилия воли, автоматически. В объяснении получается даже сложнее, чем в жизни…

Когда я обучаю человека писать по-английски или по-русски, в мою задачу входит не только (и не столько) научить его навыкам работы на компьютере, но, прежде всего, добиться от него высокой грамотности письма. Что, в свою очередь, после того, как завершена выработка очень близкого к эталонному уровня произношения, многократно ускоряет и облегчает процесс совершенствования разговорной речи. То есть трансформирует первоначально простое желание говорить все более «красиво»- грамматически и синтаксически правильно — в безусловный рефлекс-привычку, «чувство языка», подчинение которой начинает просто приносить удовольствие.

Из книги Михаила Шестова   » ДА! ВЫ МОЖЕТЕ ВЫУЧИТЬ ЛЮБОЙ ЯЗЫК И НАУЧИТЬ СЕБЯ УЧИТЬСЯ ЭФФЕКТИВНО».

Которую Вы можете скачать в библиотеке.

mobil delvac mx 15w40 цена недорого купить mobil delvac mx 15w 40

Нью-Йорк:
+1 (917) 208-7434

Москва:
+7 (495) 961-5509
+7 (926) 216-0242

 
г. Москва, пер.Газетный, д. 9, стр. 2, оф. 33. Офис работает по предварительной договоренности. Перед визитом, пожалуйста, свяжитесь с нами по телефону!
ПОДАРОК — урок М. Шестова!
Отзывы